Судебная практика по льготной пенсии


Досрочная пенсия: нюансы судебной практики

«Мой профсоюз», №18 от 2 мая 2013 года
Как известно, педагогам, честно отработавшим с детьми 25 лет, нередко приходится сталкиваться с отказом в назначении досрочной пенсии и добиваться ее в судебном порядке. При этом современное законодательство настолько усложнено и запутано, что не только у пенсионных органов, но и у самих судов возникают разночтения в его трактовке. В помощь профсоюзным юристам, отстаивающим права педагогов в судебных инстанциях, правовой отдел аппарата Общероссийского профсоюза образования подготовил комментарий к постановлению Верховного суда РФ от 11.12.2012 №30 «О практике рассмотрения судами дел, связанных с реализацией прав граждан на трудовые пенсии». Учительская газета
Комментарийк отдельным положениям постановления Пленума Верховного суда РФ от 11.12.2012 №30 «О практике рассмотрения судами дел, связанных с реализацией прав граждан на трудовые пенсии»(рассмотрение дел, связанных с досрочным назначением трудовой пенсии по старости в связи с педагогической деятельностью в учреждениях для детей)11 декабря 2012 года было принято постановление Пленума Верховного суда РФ от №30 «О практике рассмотрения судами дел, связанных с реализацией прав граждан на трудовые пенсии» (официально опубликовано в «Российской газете» №295 от 21.12.2012 и «Бюллетене Верховного суда РФ» №2, февраль 2013 года).В связи с этим признано утратившим силу постановление Пленума Верховного суда Российской Федерации от 20 декабря 2005 года №25 «О некоторых вопросах, возникших у судов при рассмотрении дел, связанных с реализацией гражданами права на трудовые пенсии».Роль разъяснений Пленума Верховного суда РФ в обеспечении единства судебной практики и защиты прав человека очень важна, поскольку законодательство значительно изменяется и усложняется, сфера его действия расширяется, в связи с чем в судебной практике возникают новые, все более сложные вопросы, требующие правильного разрешения.Считаем важным обратить внимание на отдельные положения данного постановления и прокомментировать их.Так, в пункте 13 постановления Пленума Верховного суда РФ разъяснено, что трудовая пенсия по старости ранее достижения возраста, установленного статьей 7 Федерального закона №173‑ФЗ (мужчинам - 60 лет, женщинам - 55 лет), назначается по основаниям, предусмотренным статьями 27, 27.1 и 28 этого закона.В соответствии со статьями 27 и 27.1 названного закона основанием для досрочного назначения трудовой пенсии по старости лицам, имеющим право на такую пенсию, является работа определенной продолжительности в опасных, вредных, тяжелых и иных неблагоприятных условиях труда. Досрочное назначение трудовой пенсии по старости по основаниям, предусмотренным статьей 28 этого закона, связано с обстоятельствами, признаваемыми законодателем социально важными или социально уважительными.Учитывая, что право лиц, не менее 25 лет осуществлявших педагогическую деятельность в учреждениях для детей, предусмотрено подпунктом 19 пункта 1 ст. 27 Федерального закона от 17.12.2001 г. №173‑ФЗ «О трудовых пенсиях в Российской Федерации», руководствуясь вышеуказанными разъяснениями Верховного суда РФ, можно сделать однозначный вывод о том, что право на досрочное назначение пенсии в данном случае связано с работой в неблагоприятных условиях труда.Очевидно, что такие разъяснения даны Пленумом Верховного суда по итогам анализа судебной практики, в том числе с учетом позиций, изложенных в постановлениях Конституционного суда РФ и Верховного суда РФ.Как неоднократно указывал в своих определениях Конституционный суд, в действующей системе пенсионного обеспечения установление для лиц, осуществлявших педагогическую деятельность в учреждениях для детей, льготных условий приобретения права на трудовую пенсию по старости (как и предоставление им пенсии за выслугу лет, предусматривавшееся в ранее действовавшем пенсионном законодательстве) направлено главным образом на защиту от риска утраты профессиональной трудоспособности ранее достижения общеустановленного пенсионного возраста. Поэтому право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости связывается не с любой работой в образовательных учреждениях, а лишь с такой, выполнение которой сопряжено с повышенными психофизиологическими нагрузками, обусловленными характером профессиональной деятельности, а именно деятельности, связанной с воспитанием детей (педагогической деятельности).Право на досрочное пенсионное обеспечение по старости имеют не все педагогические работники. Основываясь на анализе объективных данных (оценки характера труда в той или иной должности и его условий, вида и профиля соответствующего учреждения), Правительство Российской Федерации во исполнение возложенных на него законодателем полномочий, исключило отдельные должности из категории должностей, работа в которых засчитывается в стаж для досрочного назначения трудовой пенсии в связи с педагогической деятельностью в учреждениях для детей.Следует отметить, что неоднократно в заседаниях Верховного суда РФ по делам об обжаловании нормативных правовых актов, регулирующих вопросы досрочного пенсионного обеспечения, представители Правительства РФ обосновывали свои доводы о том, что право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости связывается не с любой работой в образовательных учреждениях, а лишь с такой, выполнение которой сопряжено с повышенными психофизиологическими нагрузками, обусловленными характером определенной профессиональной деятельности, а именно деятельности, связанной с воспитанием детей (педагогической деятельности).Все вышеизложенное свидетельствует о том, что труд педагогического работника имеет свои особенности, которые могут отразиться на состоянии его здоровья, и именно поэтому Правительство РФ в связи с установлением объективных критериев оценки характера труда, в той или иной должности и его условий, в зависимости от вида и профиля соответствующего учреждения утвердило Список должностей и учреждений, работа в которых дает право на досрочное назначение трудовой пенсии в связи с педагогической деятельностью в учреждениях для детей.В пункте 14 постановления Пленума Верховного суда РФ указаны нормативные акты, применяемые в настоящее время при исчислении стажа, учитываемого при досрочном назначении трудовой пенсии:Списки работ, профессий, должностей, специальностей и учреждений, с учетом которых досрочно назначается трудовая пенсия по старости в соответствии со статьей 27 Федерального закона «О трудовых пенсиях в Российской Федерации», и Правила исчисления периодов работы, дающей право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости в соответствии со статьей 27 Федерального закона «О трудовых пенсиях в Российской Федерации», утвержденные постановлением Правительства Российской Федерации от 29 октября 2002 года №781 (в редакции постановления Правительства РФ от 26 мая 2009 года №449);Правила исчисления периодов работы, дающей право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости в соответствии со статьями 27 и 28 Федерального закона «О трудовых пенсиях в Российской Федерации», утвержденные постановлением Правительства Российской Федерации от 11 июля 2002 года №516 (в редакции постановления Правительства РФ от 26 мая 2009 года №449).Кроме того, Верховный суд РФ разъяснил, что при разрешении споров, связанных с установлением и выплатой трудовой пенсии по старости гражданам ранее достижения общеустановленного пенсионного возраста, в интересах граждан и в целях недопущения ухудшения условий реализации права на пенсионное обеспечение, на которые они рассчитывали до введения в действие нового правового регулирования (независимо от того, выработан ими общий или специальный трудовой стаж полностью либо частично), стаж, дающий право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости, может исчисляться с учетом законодательства, действовавшего на период выполнения соответствующих работ и иной общественно полезной деятельности и позволявшего засчитывать такие периоды в стаж при назначении пенсий на льготных условиях (Закон СССР от 14 июля 1956 года «О государственных пенсиях», Закон СССР от 15 мая 1990 года «О пенсионном обеспечении граждан в СССР», Закон Российской Федерации от 20 ноября 1990 года №340-1 «О государственных пенсиях в Российской Федерации» и принятые в соответствии с ними подзаконные акты).В связи с внесением изменений в законодательство, регулирующее пенсионные отношения застрахованных лиц, и возникшими у судов вопросами Пленум Верховного суда Российской Федерации в целях обеспечения единства судебной практики в пункте 15 своего постановления указал, что, рассматривая требования, связанные с порядком подтверждения страхового стажа (в том числе стажа, дающего право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости), судам следует различать периоды, имевшие место до регистрации гражданина в качестве застрахованного лица в соответствии с Федеральным законом от 1 апреля 1996 года №27‑ФЗ «Об индивидуальном (персонифицированном) учете в системе обязательного пенсионного страхования» и после такой регистрации.Периоды работы до регистрации гражданина в качестве застрахованного подтверждаются документами, выдаваемыми в установленном порядке работодателями или соответствующими государственными (муниципальными) органами (к примеру, архивными). Если документы о работе утрачены в связи со стихийным бедствием (землетрясением, наводнением, ураганом, пожаром и тому подобными причинами), а также по другим причинам (вследствие небрежного хранения, умышленного уничтожения и т. п.), не связанным с виной работника, и восстановить их невозможно, то такие периоды работы могут быть установлены на основании показаний двух или более свидетелей. При этом характер работы показаниями свидетелей не подтверждается (пункт 3 статьи 13 Федерального закона №173‑ФЗ).Периоды работы после регистрации гражданина в качестве застрахованного лица в силу пункта 2 статьи 13 Федерального закона №173‑ФЗ подтверждаются выпиской из индивидуального лицевого счета застрахованного лица, сформированной на основании сведений индивидуального (персонифицированного) учета.Перечень документов, подтверждающих периоды работы как до регистрации гражданина в качестве застрахованного, так и после такой регистрации, включаемые в страховой стаж, установлен в постановлении Правительства Российской Федерации от 24 июля 2002 года №555 «Об утверждении Правил подсчета и подтверждения страхового стажа для установления трудовых пенсий» и приказе Министерства здравоохранения и социального развития Российской Федерации от 31 марта 2011 года №258н «Об утверждении порядка подтверждения периодов работы, дающей право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости».Внимание судов было обращено на то, что в соответствии с пунктом 3 статьи 13 Федерального закона №173‑ФЗ к допустимым доказательствам, подтверждающим особенности работы (работы в определенных условиях), определяющим ее характер и влияющим на досрочное назначение трудовой пенсии по старости, не могут быть отнесены свидетельские показания. Указанные обстоятельства могут подтверждаться иными доказательствами, предусмотренными в статье 55 ГПК РФ (например, приказами, расчетной книжкой, нарядами и т. п.).В пункте 16 постановления Пленум Верховного суда Российской Федерации разъяснил, что в случае несогласия гражданина с отказом органа, осуществляющего пенсионное обеспечение, включить в стаж, дающий право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости (пункт 1 статьи 27 Федерального закона №173‑ФЗ), период работы, подлежащий, по мнению гражданина, зачету в данный стаж, необходимо учитывать, что вопрос о тождественности выполняемых истцом работ, занимаемой должности, имеющейся профессии тем работам, должностям, профессиям, которые дают право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости, решается судом исходя из конкретных обстоятельств каждого дела, установленных в судебном заседании (характера и специфики, условий осуществляемой истцом работы, выполняемых им функциональных обязанностей по занимаемым должностям и имеющимся профессиям, нагрузки, с учетом целей и задач, а также направлений деятельности учреждений, организаций, в которых он работал, и т. п.).В отличие от разъяснений по такому же вопросу, которые давались ранее в постановлении Пленума Верховного суда РФ от 20.12.2005 №25, в своем новом постановлении Пленум дополнил свои разъяснения положением о том, что установление тождественности различных наименований работ, профессий, должностей не допускается.Очевидно, что такое разъяснение дано по итогам обобщения сложившейся судебной практики. Собственно, той же позиции придерживался Верховный суд РФ, приводя свою позицию об установлении тождественности различных должностей в «Обзоре законодательства и судебной практики Верховного суда Российской Федерации за четвертый квартал 2009 г.» (утвержден постановлением Президиума Верховного суда РФ от 10 марта 2010 года). В разделе «Судебная практика по гражданским делам. Производство по делам, возникающим из трудовых и социальных правоотношений» в пункте 5 приведена позиция Судебной коллегии по гражданским делам Верховного суда Российской Федерации по делу от 19 ноября 2009 г. №16‑В09-15.Постановлением Правительства Российской Федерации от 29 октября 2002 г. №781 утвержден Список должностей и учреждений, работа в которых засчитывается в стаж работы, дающий право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости лицам, осуществлявшим педагогическую деятельность в государственных и муниципальных учреждениях для детей.В указанном Списке работ, профессий, должностей, специальностей и учреждений, с учетом которых досрочно назначается трудовая пенсия по старости в соответствии со ст. 28 Федерального закона «О трудовых пенсиях в Российской Федерации», а также в ранее действовавших Списке профессий и должностей работников образования, педагогическая деятельность которых в школах и других учреждениях для детей дает право на пенсию за выслугу лет, утвержденном постановлением Совета Министров РСФСР от 6 сентября 1991 г. №463, и Списке должностей, работа в которых засчитывается в выслугу, дающую право на пенсию за выслугу лет в связи с педагогической деятельностью в школах и других учреждениях для детей, утвержденном постановлением Правительства Российской Федерации от 22 сентября 1999 г. №1067, отсутствует должность «руководитель кружка».Приказом Министерства образования Российской Федерации от 25 января 1993 г. №21 должности руководителей кружков, секций, студий и других объединений обучающихся переименованы в должность педагога дополнительного образования, которая впервые была включена в Списки, утвержденные постановлением Правительства Российской Федерации от 22 сентября 1999 г. №1067, а позднее - в Списки, утвержденные постановлением Правительства Российской Федерации от 29 октября 2002 г. №781.В соответствии с п. 2 постановления Правительства Российской Федерации от 11 июля 2002 г. №516 право на установление тождества профессий, должностей и организаций, предусмотренных ст. 27 и 28 Федерального закона «О трудовых пенсиях в Российской Федерации», а также Списками работ, профессий, должностей, специальностей и учреждений, с учетом которых досрочно назначается трудовая пенсия по старости, тем же профессиям, должностям и организациям, имевшим ранее иные наименования, предоставлено Министерству труда и социального развития Российской Федерации по представлению федеральных органов исполнительной власти и по согласованию с Пенсионным фондом Российской Федерации.В данном случае имело место переименование в централизованном порядке профессий, должностей и организаций (структурных подразделений), содержащихся в ранее принятых нормативных правовых актах.Вопрос о тождественности выполняемых функций, условий и характера деятельности тем должностям, которые дают право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости, может быть решен судом в случае неправильного наименования работодателем должностей, которые не содержатся в нормативных правовых актах.Общероссийским классификатором профессий рабочих, должностей служащих и тарифных разрядов, утвержденным постановлением Госстандарта России от 26 декабря 1994 г. №367, наряду с должностью «педагог дополнительного образования» сохранена и прежняя должность «руководитель кружка (клуба по интересам, коллектива, любительского объединения, секции, студии, туристской группы)».С учетом изложенного Верховный суд РФ делал вывод о том, что включение в специальный стаж работы периода работы в должности руководителя кружка является незаконным.Теперь разъяснение, данное в пункте 16 постановления Пленума Верховного суда Российской Федерации, для судов однозначно указывает, что вопрос о тождественности выполняемых функций, условий и характера деятельности тем должностям, которые дают право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости, может быть решен судом в случае неправильного наименования работодателем должностей, которые не содержатся в нормативных правовых актах.Необходимо обратить внимание на новое разъяснение, которое дано в пункте 17 постановления Пленума Верховного суда Российской Федерации. При разрешении споров, возникших в связи с включением в стаж, дающий право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости лицам, осуществлявшим педагогическую или лечебную и иную деятельность по охране здоровья населения, периодов работы в организациях, не относящихся по своей организационно-правовой форме к учреждениям, судам следует иметь в виду, что в силу подпунктов 19 и 20 пункта 1 статьи 27 Федерального закона №173‑ФЗ право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости в связи с педагогической и лечебной деятельностью предоставляется исключительно работникам учреждений. Исходя из пункта 2 статьи 120 Гражданского кодекса Российской Федерации учреждение может быть создано гражданином или юридическим лицом (частное учреждение) либо соответственно Российской Федерацией, субъектом Российской Федерации, муниципальным образованием (государственное или муниципальное учреждение). При этом форма собственности (государственная, муниципальная, частная) учреждений в данном случае правового значения не имеет.В то же время при изменении организационно-правовой формы учреждений, предусмотренных подпунктами 19 и 20 пункта 1 статьи 27 Федерального закона №173‑ФЗ, в случае сохранения в них прежнего характера профессиональной деятельности работников суд вправе установить тождественность должностей, работа в которых засчитывается в стаж для назначения досрочной трудовой пенсии по старости, тем должностям, которые установлены после такого изменения.С точки зрения буквального толкования норм закона, применяемых при определении права педагогических работников на досрочное назначение трудовой пенсии в связи с педагогической деятельностью в учреждениях для детей, такая позиция абсолютно обоснована и логична.Вместе с тем представляется, что такое разъяснение Верховного суда РФ может стать серьезным препятствием при принятии решений судами общей юрисдикции по делам об обжаловании решений органов, осуществляющих пенсионное обеспечение, об отказе в зачете в стаж, учитываемый для досрочного назначения трудовой пенсии, периодов работы в автономных некоммерческих организациях, в частности в дошкольных образовательных организациях, которые ранее были учреждениями, а затем были преобразованы в АНО. В некоторых субъектах Российской Федерации (например, в Тюменской области) за последние годы стала складываться судебная практика по таким делам о включении в стаж для досрочного назначения трудовой пенсии периода работы, когда детский сад являлся автономной некоммерческой организацией. При этом решения судов были фактически основаны на учете особенностей выполняемой педагогическими работниками работы, а также профиля организации, в которой по-прежнему осуществлялась их трудовая деятельность.В указанном пункте постановления Пленума Верховного суда Российской Федерации определено, что при изменении организационно-правовой формы учреждений, в случае сохранения в них прежнего характера профессиональной деятельности работников суд вправе установить только тождественность должностей, работа в которых засчитывается в стаж для назначения досрочной трудовой пенсии по старости, тем должностям, которые установлены после такого изменения.В пункте 20 постановления Пленума Верховного суда Российской Федерации еще раз обращено внимание судов на то, что, разрешая споры, возникшие в случае отказа в назначении досрочной трудовой пенсии по старости в связи с осуществлением педагогической деятельности в учреждениях для детей на основании подпункта 19 пункта 1 статьи 27 Федерального закона №173‑ФЗ (введен Федеральным законом от 30 декабря 2008 года №319‑ФЗ), необходимо иметь в виду, что периоды работы в должностях в учреждениях, указанных в Списке должностей и учреждений, работа в которых засчитывается в стаж работы, дающей право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости лицам, осуществлявшим педагогическую деятельность в учреждениях для детей, засчитываются в стаж работы в порядке, предусмотренном Правилами исчисления периодов работы, дающей право на указанную пенсию, утвержденными постановлением Правительства Российской Федерации от 29 октября 2002 года №781.При этом работа в должностях, указанных в пункте 1 раздела «Наименование должностей» Списка, засчитывается в стаж работы при условии ее выполнения в учреждениях, указанных в пунктах 1.1 - 1.14 раздела «Наименование учреждений» Списка, а работа в должностях, указанных в пункте 2 раздела «Наименование должностей» Списка, - в учреждениях, указанных в пункте 2 раздела «Наименование учреждений» Списка.Периоды выполнявшейся до 1 сентября 2000 года работы в должностях в учреждениях, указанных в Списке, засчитываются в стаж работы независимо от условия выполнения в эти периоды нормы рабочего времени (педагогической или учебной нагрузки), а начиная с 1 сентября 2000 года - при условии выполнения (суммарно по основному и другим местам работы) нормы рабочего времени (педагогической или учебной нагрузки), установленной за ставку заработной платы (должностной оклад), за исключением случаев, определенных пунктом 4 Правил.В силу подпункта «в» пункта 8 Правил работа в должности директора (начальника, заведующего), заместителя директора (начальника, заведующего) учреждений, указанных в пунктах 1.8, 1.12 и 2 раздела «Наименование учреждений» Списка должностей и учреждений, работа в которых засчитывается в стаж работы, дающей право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости лицам, осуществлявшим педагогическую деятельность в учреждениях для детей, засчитывается в стаж работы только за период до 1 ноября 1999 года. Работа в данных должностях в учреждениях, указанных в пунктах 1.8, 1.12 и 2 раздела «Наименование учреждений» названного выше Списка, имевшая место после 1 ноября 1999 года, не подлежит зачету в педагогический стаж, дающий право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости.Аналогичное правило применяется и к случаям работы в детских садах, садах-яслях, детских яслях, в межшкольных учебно-производственных комбинатах, являющихся структурными подразделениями организаций.Периоды работы в должностях, указанных в пункте 2 раздела «Наименование должностей» Списка, в числе которых директор (начальник, заведующий), заместитель директора (начальника, заведующего) в учреждениях, указанных исключительно в пункте 2 раздела «Наименование учреждений» Списка, засчитываются в стаж работы, дающей право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости, с 1 января 2001 года, если на указанную дату у лица имеется стаж работы в должностях в учреждениях, названных в Списке, продолжительностью не менее 16 лет 8 месяцев, и факт работы (независимо от ее продолжительности) в должностях в учреждениях, указанных в пункте 2 раздела «Наименование должностей» и в пункте 2 раздела «Наименование учреждений» Списка в период с 1 ноября 1999 года по 31 декабря 2000 года (пункт 12 Правил). При отсутствии данных условий такой период в стаж работы, дающей право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости, не засчитывается.Периоды работы в должности педагога дополнительного образования в учреждениях дополнительного образования для детей с 1 ноября 1999 года по 31 декабря 2000 года на основании ранее действовавших постановлений Правительства Российской Федерации от 22 сентября 1999 года №1067 «Об утверждении Списка должностей, работа в которых засчитывается в выслугу, дающую право на пенсию за выслугу лет в связи с педагогической деятельностью в школах и других учреждениях для детей, и Правил исчисления сроков выслуги для назначения пенсии за выслугу лет в связи с педагогической деятельностью в школах и других учреждениях для детей» и от 1 февраля 2001 года №79 «О внесении изменений и дополнений в постановление Правительства Российской Федерации от 22 сентября 1999 года №1067» включались в стаж работы, дающий право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости, без каких-либо ограничений, а начиная с 1 января 2001 года засчитываются только при наличии условий, предусмотренных в вышеприведенном пункте 12 Правил, утвержденных постановлением Правительства Российской Федерации от 29 октября 2002 года №781.По сути, Верховный суд РФ указал на условия, которые предусмотрены вышеуказанными Правилами, утвержденными постановлением Правительства Российской Федерации от 29 октября 2002 года №781.В данном случае приходится констатировать, что те педагогические работники, которые работали в должности педагога дополнительного образования в учреждениях дополнительного образования и имели на 1 января 2001 года стаж не менее 16 лет 8 месяцев, фактически уже воспользовались своим правом на досрочное назначение пенсии до 2009 года. В настоящее время эта категория работников фактически не имеет права на досрочное назначение трудовой пенсии в связи с педагогической деятельностью, так как не может быть выполнено условие о наличии у них на 1 января 2001 года стажа работы в должностях в учреждениях, указанных в списке, продолжительностью не менее 16 лет 8 месяцев.В пункте 26 постановления Пленума Верховного суда Российской Федерации разъяснено, что согласно пункту 5 Правил, утвержденных постановлением Правительства РФ от 11.07.2002 №516, в стаж включаются периоды получения пособия по государственному социальному страхованию в период временной нетрудоспособности, а также периоды ежегодных основного и дополнительных оплачиваемых отпусков.С учетом того, что в период нахождения женщины в отпуске по беременности и родам, предусмотренном в статье 255 Трудового кодекса Российской Федерации, ей выплачивается пособие по государственному социальному страхованию на основании листка нетрудоспособности, выданного по случаю временной нетрудоспособности, указанный период также подлежит включению в стаж, дающий право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости.В пункте 27 постановления Пленума указано, что при разрешении споров, возникших в связи с включением женщинам в стаж, дающий право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости, периода нахождения их в отпуске по уходу за ребенком, судам следует исходить из того, что если указанный период имел место до 6 октября 1992 года (времени вступления в силу Закона Российской Федерации от 25 сентября 1992 года №3543-1 «О внесении изменений и дополнений в Кодекс законов о труде Российской Федерации», с принятием которого период нахождения в отпуске по уходу за ребенком не включается в специальный стаж работы в случае назначения пенсии на льготных условиях), то он подлежит включению в стаж, дающий право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости.По сравнению с ранее действовавшим разъяснением, содержавшимся в постановлении Пленума Верховного суда РФ от 20.12.2005 №25, Верховный суд указал судам на необходимость учитывать, что если отпуск по уходу за ребенком начался до 6 октября 1992 года, то период нахождения в данном отпуске подлежит включению в стаж, дающий право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости, независимо от момента его окончания (до или после этой даты).Это разъяснение Верховного суда очень важно, так как подтверждено сложившейся обширной судебной практикой.Согласно ст. 167 КЗоТ РСФСР (в редакции 1971 г.) женщине по ее заявлению предоставлялся дополнительный отпуск без сохранения заработной платы. Дополнительный отпуск засчитывался в общий и непрерывный стаж работы, а также в стаж работы по специальности.Законом РФ «О внесении изменений и дополнений в Кодекс законов о труде РСФСР» от 25 сентября 1992 г. внесено изменение в статью 167 КЗоТ РФ, которое исключило возможность зачета в льготный стаж периодов нахождения женщин в отпуске по уходу за ребенком.Согласно части 1 статьи 4 Гражданского кодекса Российской Федерации акты гражданского состояния не имеют обратной силы и применяются к отношениям, возникшим после введения их в действие. Действие закона распространяется на отношения, возникшие до его введения в действие, только в случаях, когда это прямо предусмотрено законом.Судебная практика свидетельствует о том, что суды, руководствуясь общеправовым принципом - «закон обратной силы не имеет», обязывают органы, осуществляющие пенсионное обеспечение, включать в стаж работы, учитываемый для досрочного назначения трудовой пенсии по старости в связи с педагогической деятельностью в учреждениях для детей, периоды нахождения женщин в отпусках по уходу за ребенком, предоставленных до 6 октября 1992 года, поскольку до этого времени никаких ограничений по включению этих периодов в стаж для назначения пенсии независимо от ее вида установлено не было.Очевидно, что разъяснение, данное Верховным судом РФ, будет способствовать единообразному применению законодательства.Статьей 151 Гражданского кодекса РФ предусмотрена возможность компенсации гражданину причиненного морального вреда (то есть физических или нравственных страданий). В соответствии со ст. 1099 Гражданского кодекса РФ установлено, что моральный вред, причиненный действиями (бездействием), нарушающими имущественные права гражданина, подлежит компенсации в случаях, предусмотренных законом. В связи с этим в п. 32 Постановления отмечается, что, поскольку нарушения пенсионных прав затрагивают имущественные права граждан, требования о компенсации морального вреда исходя из положений пункта 2 статьи 1099 ГК РФ не подлежат удовлетворению, так как специального закона, допускающего в указанном случае возможность привлечения органов, осуществляющих пенсионное обеспечение, к такой ответственности, не имеется.Таким образом, Верховный суд РФ однозначно разъяснил, что требования граждан о компенсации морального вреда вследствие нарушения их пенсионных прав не подлежат удовлетворению.В пункте 32 Верховный суд РФ обратил внимание судов на необходимость четкого и ясного изложения резолютивной части решения, с тем чтобы оно не вызывало вопросов при его исполнении. С этой целью в резолютивной части решения, которым требования истца удовлетворены, должно быть, в частности, указано, какие требования подлежат удовлетворению и какая обязанность возлагается на ответчика для восстановления нарушенного права истца (например, о возложении обязанности на ответчика включить определенный период работы истца в специальный стаж, дающий право на досрочное назначение истцу пенсии по старости, о взыскании с ответчика недоплаченной суммы пенсии), а также указано, с какого времени ответчик обязан назначить истцу пенсию, если суд придет к выводу, что орган, осуществляющий пенсионное обеспечение, необоснованно отказал истцу в назначении пенсии.Необходимо иметь в виду, что, если истец в установленном законом порядке обращался в орган, осуществляющий пенсионное обеспечение, за назначением пенсии, однако в этом ему было необоснованно отказано, суд вправе обязать орган, осуществляющий пенсионное обеспечение, назначить истцу пенсию со дня обращения с заявлением в такой орган либо с более раннего срока, если это установлено Федеральным законом №173‑ФЗ (статьи 18 и 19 Федерального закона №173‑ФЗ).В пункте 33 постановления Пленума указано, что при отмене в суде апелляционной, кассационной или надзорной инстанции решения суда по делу о взыскании трудовой пенсии судам следует учитывать, что поворот исполнения решения суда не допускается, за исключением случаев недобросовестности со стороны гражданина и счетной ошибки, предусмотренных статьей 1109 ГК РФ.Очевидно, что такое разъяснение дано исходя из положений норм главы 60 Гражданского кодекса РФ, устанавливающего обязанность возвратить неосновательное обогащение (т.е. лицо, которое без установленных законом, иными правовыми актами или сделкой оснований приобрело или сберегло имущество за счет другого лица, обязано возвратить потерпевшему неосновательно приобретенное или сбереженное имущество). Однако, как предусмотрено ст. 1109 Гражданского кодекса РФ, не подлежат возврату в качестве неосновательного обогащения в том числе пенсии, предоставленные гражданину в качестве средства к существованию, при отсутствии недобросовестности с его стороны и счетной ошибки.Следует отметить, что постановления Пленума по своему характеру являются юридическими актами Верховного суда Российской Федерации и по своей правовой природе не содержат норм права. Верховный суд РФ не правомочен устанавливать новые юридические предписания, а может лишь толковать уже действующие правовые установления. Однако постановления Пленума Верховного суда Российской Федерации по вопросам судебной практики имеют большое практическое значение для судов при применении законодательства.Вместе с тем представляется справедливой и заслуживающей внимания позиция М.В.Баглая, который отмечает следующее: «Разъяснения, которые в соответствии с Конституцией Российской Федерации дает Верховный суд Российской Федерации, безусловно, важны для обобщения судебной практики и, следовательно, для единообразия применения законов. Но объять всю разнообразную практику (даже в пределах законности) все же невозможно. И независимость суда - гораздо более важная ценность правосудия, чем возможные редкие отклонения от общего правила».

www.ug.ru

Право на досрочную пенсию по старости

Несмотря на то, что в Основном законе нашей страны право на пенсионное обеспечение по возрасту является безусловным, судебная практика наглядно говорит о том, что за это право человеку часто приходится бороться в суде.

До 1 января 2015 года право на досрочное пенсионное обеспечение регулировалось Федеральным законом от 17 декабря 2001 года N 173-ФЗ «О трудовых пенсиях в Российской Федерации», с 1 января 2015 года в силу вступил Федеральный закон «О страховых пенсиях» от 28.12.2013 N 400-ФЗ, право на досрочное пенсионное обеспечение регулируется статьёй 30 данного закона.

В соответствии с частью 1 статьи 22 Федерального закона № 400-ФЗ, страховая пенсия назначается со дня обращения за указанной пенсией, за исключением случаев, предусмотренных частями 5 и 6 настоящей статьи, но во всех случаях не ранее чем со дня возникновения права на указанную пенсию. Это означает, что всегда нужно обращаться в Управление Пенсионного фонда с письменным заявлением.

Работники Пенсионного фонда не каждый раз охотно принимают данные заявления, поэтому надо настаивать на принятии, в противном случае, отправлять заявление почтой России.

Не один раз, обращающиеся ко мне граждане теряли от нескольких месяцев до нескольких лет пенсии, только из-за того, что слушали работников ПФ, которые устно разъясняли им, что право у них ещё не возникло, и обращаться им надо через полгода-год.

Поэтому требуйте письменное решение, поскольку если суд удовлетворит Ваш иск, пенсия будет назначена с момента обращения в Пенсионный фонд.

Обжалование решений Управлений Пенсионного фонда Российской Федерации (Далее – УПФ) об отказе в назначении досрочной пенсии по старости давно уже стало одним из привычных для меня дел.

Готовясь к данной публикации и изучив внушительную стопку решений судов первой и второй инстанции обнаружила для себя, что занимаюсь такими делами уже девятый год.

Первое решение (опять же сохранившееся в моей «картотеке» дел) датировано ещё 2009 годом.

Марина П. (решение № 1 от 17.09.2009 г.) работала учителем начальных классов средней школы. Когда, по её подсчётам, она уже выработала необходимый стаж для льготного выхода на пенсию в связи с педагогической деятельностью, обратилась в Управление ПФ по месту жительства. В назначении пенсии ей было отказано, при этом УПФ не включило в льготный стаж периоды работы в должности старшей пионервожатой (16.08.1983 г. по 06.03.1985 г. и с 14.07.1986 г. по 25.08.1986 г.), отпуск по уходу за ребёнком (с 07.03.1985 г. по 13.07.1986 г.).

Основания отказа УПФ вы можете посмотреть в решении суда.

Суд удовлетворил исковые требования Марины П., включил спорные периоды в стаж.

Надо отметить, что в настоящее время практически не осталось учителей, которые бы обращались в суд со включением в стаж периода работы в должности пионервожатой, всё дальше от нас советское время, и должности, присущие этому периоду.

Что касается не включения в льготный стаж периодов нахождения в отпуске по уходу за ребёнком, не могу не отметить, что сегодня УПФ период до 06.10.1992 года (до вступления в силу Закона Российской Федерации от 25 сентября 1992 года № 3543-1 «О внесении изменений и дополнений в Кодекс законов о труде Российской Федерации») включает сам, а ранее, как видно из решения, не включали.

Данное решение УПФ не обжаловало.

Александру И. (решение № 2 от 03.12.2010 г.) УПФ отказало во включении периодов нахождения в учебных отпусках в период работы учителем в средней школе (с 02.01.1988 г. по 12.01 1988 г.; с 02.01.1989 г. по 12.01.1989 г.; с 02.01.1990 г. по 12. 01. 1990 г., с 23.03.1990 г. по 08.04.1990 г.; с 10.05.1990 по 25.06.1990 г.), мотивируя отказ тем, что включение данных отпусков в специальный стаж работы, дающий право на досрочное назначение пенсии по старости, не предусмотрено законом.

Суд не согласился с доводами УПФ, включил спорные периоды и назначил Александру И. досрочную пенсию по старости.

Основания включения – п. 2 Положения о порядке исчисления стажа для назначения пенсий за выслугу лет работникам просвещения и здравоохранения, утверждённого постановлением Совета Министров СССР от 17 декабря 1959 г. № 397, в стаж работы учителей и других работников просвещения засчитывается время обучения в педагогических учебных заведениях и университетах, если ему непосредственно предшествовала и непосредственно за ним следовала педагогическая деятельность. (В судебном заседании я не участвовала, мною был подготовлен только иск в суд. УПФ решение не обжаловало.)

«Львиную долю» в моей адвокатской практике по защите прав граждан на возникновение досрочной пенсии по старости составляют иски медицинских работников.

Гульнара М. (решение № 3 от 11.04.2011 г.) обратилась в суд с иском о признании незаконным отказа в назначении досрочной пенсии по старости в связи с осуществлением лечебной и иной деятельности по охране здоровья населения.

Данное право предоставлялось ей в соответствии с пп.20 п. 1 ст. 27 Федерального закона 173-ФЗ «О трудовых пенсиях в Российской Федерации», в соответствии с которым пенсия по старости ранее достижения возраста, установленного ст. 7 данного Федерального закона, назначается лицам, осуществляющим лечебную и иную деятельность по охране здоровья населения не менее 25 лет в сельской местности и поселках городского типа и не менее 30 лет в города, сельской местности и в посёлке городского типа либо только в городах.

УПФ не включило Гульнаре М. в льготный стаж период работы с 16.07.1987 г. по 01.02.2002 г. в должности медицинской сестры колхоза имени ХХХХ Абдулинского района по тому основанию, что учреждение не предусмотрено Списком должностей, утверждённым постановлением Правительства РФ от 29 октября 2002 года № 781, а также курсы повышения квалификации – по тому основанию, что курсы повышения квалификации не являются оплачиваемым отпуском.

И если за период нахождения на курсах повышения квалификации мы особо не переживали, поскольку УПФ всегда отказывает в их включении, а суды – всегда включают (ведь в данный период за работником сохраняется постоянное место работы, средняя заработная плата, с которой уплачиваются взносы в ПФ), то за период, связанный с трудовой деятельностью, хоть и в должности, которая предусмотрена Списком (медицинская сестра), но проходящей не в лечебном учреждении, а в колхозе, нам пришлось «попотеть» и основательно попереживать.

Но, доказательства были собраны такие, что мы убедили суд.

Нам удалось доказать, что, несмотря на то, что колхоз не предусмотрен в качестве учреждения, работа в котором даёт право на льготную пенсию, всё же деятельность моей доверительницы ничуть не отличалась от деятельности медицинских работников, которые входили в штат районной больницы.

Все медработники в селе находились в одном помещении (ФАП), все выполняли одну и ту же работу по лечебной деятельности, вели приём больных, посещали их на дому, отчитывались перед районной больницей. Просто коллективные хозяйства в те времена были стабильны, как всё сельское производство, имели возможность платить заработную плату не только членам колхоза, непосредственно занятым в сельском хозяйстве, но и работникам, «обслуживающим» данных членов (врачам, учителям). На собрании принималось решение о принятии в члены колхоза медицинского работника и оплаты труда за счет средств колхоза. Это было выгодно и районной больнице, у которой дополнительной штатной единицы не было, а медицинский работник на селе был необходим. Тем более, моя доверительница работала медсестрой физиотерапевтического кабинета, в котором нуждались многие больные.

Так вот, мы подняли все амбулаторные карты больных за спорный период, сделали ксерокопии всех страниц, записи в которых были произведены рукой моей доверительницы, опросили свидетелей, как жителей села, так и бывших руководителей колхоза, приобщили лицевые счета и штатные расписания колхоза, даже вырезку из районной газеты, которая, по нашему мнению, также подтверждала факт осуществления моей доверительницей лечебной деятельности по охране здоровья населения, и убедили суд в обоснованности наших требований.

Весь спорный период был включён, причём в льготном исчислении как один год за один год и три месяца (поскольку деятельность велась в сельской местности).

УПФ не согласилось с решением суда, и подало кассационную жалобу.

Но высшая инстанция (определение № 1 от 25.05.2011 г.) согласилась с решением Абдулинского суда. Я принимала участие в суде первой инстанции, готовила возражение на кассационную жалобу, в суд второй инстанции моя доверительница ездила сама….

Надо было слышать её одновременно восторженный и дрожащий от волнения и радости, голос, когда она, выйдя из зала с/з кассационной инстанции, позвонила мне и сказала: «Ирина Александровна, решение оставили в силе. Я так рада, спасибо Вам….» Это одно из запоминающихся дел в моей практике, решением которого я горжусь, поскольку оно было первым, когда суд включил период работы медработника в колхозе, а УПФ билось отчаянно!

Ещё несколько решений медицинских работников.

Каждое индивидуально, но в целом они не были сложными, так как практика уже имелась.

Наталье В. (решение № 4 от 26.02.2013 г.) УПФ не включило в льготный стаж периоды нахождения на курсах повышения квалификации, а также включил, но в календарном, а не льготном исчислении (а моя доверительница работала в сельской местности), периоды нахождения в отпуске по беременности и родам, и в отпуске по уходу за ребенком до достижения возраста трёх лет.

Исковые требования судом были удовлетворены в полном объёме, досрочная пенсия по старости в связи с осуществлением лечебной и иной деятельности по охране здоровья населения была назначена.

Суд включил периоды нахождения на курсах повышения квалификации (ранее я указывала основания включения данных периодов).

Что касается периодов нахождения в отпуске по беременности и родам, а также в отпуске по уходу за ребёнком, то суд исходил из следующего.

Поскольку, данные периоды являются периодами временной нетрудоспособности, в которые работник получает пособия по государственному социальному страхованию.

Кроме того, в соответствии с информационным письмом Минтруда РФ и ПФР от 04 ноября 2002 года № 7392-ЮЛ/ЛЧ-25-25/10067 «О зачёте в стаж работы, дающей право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости, периода нахождения женщины в отпуске по беременности и родам следует рассматривать как период получения пособия по беременности и родам и включать его в стаж работы, дающей право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости в соответствии со ст.ст. 27 и 28 Федерального закона «О трудовых пенсиях в Российской Федерации».

Таким образом, из анализа указанных нормативных актов следует, что если периоды нахождения женщины в дородовом и послеродовом отпуске имели место во время осуществления лечебной и иной деятельности по охране здоровья граждан, которая подлежит включению в специальный стаж работы в льготном исчислении, то указанные периоды должны быть исчислены в таком же льготном порядке, как и сама работа, в период которой женщина находилась на соответствующих в дородовом и послеродовом отпусках.

Моя доверительница находилась в отпуске по беременности и родам с 13 .02.1990 г. по 03.061990 г и с 04.1990 по 22 .01.1992 г. до вступления в силу Закона РФ от 25.09.1992 г. № 3543-1, поэтому отпуск по уходу за ребёнком был также включён в льготный стаж в льготном исчислении.

УПФ не обжаловало данное решение.

Надежда Н. (решение № 5 от 17.12.2013 г.), Маргарита П. (решение № 6 от 30.09.2014 г.), Ольга М. (решение № 7 от 30.09.2014 г.) – медицинские работники городской больницы.

УПФ не включило в льготный стаж курсы повышения квалификации, дородовой и после родовой отпуск, отпуск по уходу за ребёнком.

Либо включило, но не в льготном исчислении, а в календарном.

Надежда Н. (медицинская сестра перевязочной гнойной хирургического отделения), Маргарита П. и Ольга М. (медицинские сёстры хирургического отделения) — период работы в специальный стаж подлежал зачёту в льготном исчислении: один год работы за один год и шесть месяцев.

Исковые требования были удовлетворены, решения УПФ не обжаловались.

Ирина А. (решение № 8 от 28.01.2015 г.) всю жизнь проработала медицинским работником в сельской местности.

УПФ не включило в льготный стаж всё те же пресловутые курсы повышения квалификации, период работы в должности медицинской сестры колхоза, а также включило, но в календарном, а не льготном исчислении периоды нахождения в отпуске по беременности и родам (с 23.01.1992 г. по 14.05.1992 г.) и в отпуске по уходу за ребёнком (с 15.05.1992 г. по 31.03.1993 г.).

По подсчётам УПФ специальный стаж у Ирины А. составлял 23 года 4 месяца.

Суд удовлетворил исковые требования Ирины А. частично, включил в льготный стаж курсы повышения квалификации и отпуска по беременности и родам и по уходу за ребёнком до достижения возраста 3-х лет. С учётом включенных периодов, по мнению суда первой инстанции, право на пенсию у Ирины А. не возникло, поэтому в назначении пенсии было отказано.

Однако апелляционная инстанция Оренбургского областного суда (определение № 2 от 07.05.2015 г.) не согласилась с решением Абдулинского районного суда, изменило решение суда, включила периоды работы в должности медицинской сестры колхоза и обязала УПФ назначить ей досрочную пенсию по старости с 22.08.2014 г.(!)

Единственным было у меня «пенсионное дело» водителя городского автобуса.

Право Анатолия А. (решение 14 от 30.09.2014 г.) на досрочную пенсию по старости предусмотрено подпунктом 10 пункта 1 статьи 27 Федерального закона от 17 декабря 2001 года № 173-ФЗ «О трудовых пенсия в Российской Федерации»: «трудовая пенсия по старости назначается ранее достижения возраста, установленного статьёй 7 названного Федерального закона, мужчинам по достижении возраста 55 лет, если они проработали в качестве водителя автобусов, троллейбусов, трамваев на регулярных городских маршрутах не менее 20 лет и имеют страховой стаж не менее 25 лет».

УПФ не включило два периода работы моего доверителя водителя первого класса автобуса регулярных городских пассажирских маршрутов в двух организациях, по тем основаниям, что документально не подтверждена работа в должности водителя. А не подтверждена документально она была по той простой, но часто встречающейся, причине, что недобросовестные работодатели ненадлежаще хранят документацию после прекращения деятельности организации, не сдают документы в городской архив.

В судебном заседании исковые требования мы обосновывали прежде всего записями в трудовой книжке, как основном документе, подтверждающим периоды работы работника, также кое-какие документы всё же нашлись в городском архиве, ну и свидетельскими показаниями.

Суд удовлетворил иск моего доверителя, УПФ решение не обжаловало.

Право на досрочную пенсию по старости Александра Н. (решение № 10 от 08.04.2016 г.) предусмотрено пунктом 5 части 1 статьи 30 Федерального закона от 28.12.2013 г. № 400-ФЗ «О страховых пенсиях в Российской Федерации»:

5) мужчинам по достижении возраста 55 лет и женщинам по достижении возраста 50 лет, если они проработали соответственно не менее 12 лет 6 месяцев и 10 лет в качестве рабочих локомотивных бригад и работников отдельных категорий, непосредственно осуществляющих организацию перевозок и обеспечивающих безопасность движения на железнодорожном транспорте и метрополитене, а также в качестве водителей грузовых автомобилей непосредственно в технологическом процессе на шахтах, разрезах, в рудниках или рудных карьерах на вывозе угля, сланца, руды, породы и имеют страховой стаж соответственно не менее 25 лет и 20 лет;

УПФ не включило Александру Н. (решение № 11 от 08.04.2016 г.) от периоды работы в должности слесаря по ремонту подвижного состава в ПТО по тому основанию, что «отсутствует документальное подтверждение классности станции, к которой относится пункт технического обслуживания».

При этом УПФ включило в льготный стаж весь период работы истца, а не включенный период был словно «вырезан» из всего стажа работы.

Хотя трудовые обязанности моего доверителя не изменялись, место его работы также не претерпевало никаких изменений. В данном деле вновь налицо ненадлежащее исполнение работодателем своих обязанностей – не получение своевременно документов по подтверждению классности станции.

Судом по нашему ходатайству был сделан запрос в архив филиала ОАО «РЖД», сведения из которого подтвердили необходимую классность станции ПТО.

Исковые требования были удовлетворены, досрочная пенсия назначена.

Решение УПФ не обжаловало.

Михаил Г. (решение № 12 от 06.06.2016 г.) почти всю свою жизнь работал на тяжелых работах в различных строительных организациях занимал должность каменщика-монтажника, строили дома, школы, организации, другие объекты. (Право на досрочное пенсионное обеспечение Михаила Г. закреплено в подпункте 2 пункта 1 статьи 30 Федерального закона «О страховых пенсиях в Российской Федерации») Недобросовестность должностных лиц, отвечающих за надлежащее оформление документации (выразившееся в неполном или неправильном указании фамилии или имени работника, не указание на работу в бригаде, что является также обязательным условием для возникновения права Михаила Г.), прекращение деятельности отдельных организаций и предприятий в переходный период (не сохранность документов личного состава), сыграла свою отрицательную роль и в данном случае.

В судебном заседании мы доказали, что организации, в которых работал мой доверитель были строительными, работа в которых не в бригаде само по себе невозможна, предоставили документацию, свидетелей, суд удовлетворил наш иск, УПФ решение не обжаловало.

Это дело также было одним из сложных, но значимых и победных!

Справедливости ради (и с целью недопущения подобных ошибок коллегами) не могу не сказать и о тех решениях, которыми в исках моим доверителям было отказано.

За всю мою адвокатскую деятельность таких решений по данной категории дел было два. В дальнейшем (и в настоящее время) если я не вижу оснований для удовлетворения иска об обжаловании решения УПФ, усматриваю, что отказ УПФ законный, сразу говорю об этом обратившемуся, и за такие дела не берусь. В то время и в том случае, о котором буду писать ниже было, возможно, «неправильное толкование материального права». (Это я сегодня «щёлкаю» эти дела, как семечки. Опыт тоже приходит с годами.)

Так вот, Надежда В. (решение № 13 от 27.09.2011 г.) работала в школе старшей пионервожатой (1975-1980 годы), затем её должность стала именоваться – организатор по внеклассной работе (период 1993-1994 гг., 1994- 2003 гг.), а ещё позже — педагог-организатор (2003-2011гг.) Хотя, по сути, её работа, от переименования должности, не менялась.

Да, она занималась внеклассной и внешкольной работой с детьми.

Также в спорные периоды заменяла временно отсутствующих педагогов, вела уроки, занималась педагогической деятельностью.

Суд удовлетворил исковые требования Надежды частично. В льготный стаж были включены периоды работы в должности пионервожатой, и организатор внеклассной и внешкольной воспитательной работы с детьми до 01 ноября 1999 года.

Период работы в должности педагога-организатора не был включен в льготный стаж, так как не предусмотрен Списком профессий и должностей работников образования, педагогическая деятельность которых в школах и других учреждениях для детей, утвержденных постановлением Совета Министров РСФСР от 06 сентября 1991 года № 463, и Списке должностей, работа в которых засчитывается в выслугу, дающую право на пенсию за выслугу лет в связи с педагогической деятельностью в школах и других учреждениях для детей, утверждённых постановлением Правительства РФ от 22 сентября 1999 года № 1067. С учётом включённых периодов специальный стаж составил 23 года 10 месяцев 21 день, вместо требуемых 25 лет.

Кассационным определением судебной коллегии по гражданским делам Оренбургского областного суда решение Абдулинского районного суда оставлено без изменения, наша кассационная жалоба – без удовлетворения.

Было обидно, так как для возникновения права на досрочное назначение пенсии по старости не хватило какого-то года с небольшим….

(Ещё одно «отказное» решение — педагог-психолог. Теперь я знаю, что право на досрочную пенсию по старости имеют только педагоги-психологи, которые работа в коррекционных школах. Моя доверительница работала психологом в общеобразовательной школе).

Крайнее дело, связанное с досрочным назначением пенсии по старости было дело газоэлектросварщика Николая Н., который почти всю свою трудовую деятельность работал газоэлектросварщиком, прорабом в строительных организациях.

УПФ отказало по тем основаниям, что должность, которая была указана в трудовой книжке моего доверителя, не предусмотрена Списками.

Период прораба пришелся на 2000 годы, когда факт подтверждения работы гражданина основывается на сведениях персонифицированного учёта.

УПФ отказало из-за того, что работодатель, предоставляя сведения о моем доверителе, как о застрахованном, не указал код льготы. В суде и возражении на апелляционную жалобу мы также ссылались на то, что неисполнение или ненадлежащее исполнение работодателем своих обязанностей по представлению сведений в ПФР не должно влиять на пенсионные права моего доверителя.

Данное решение УПФ обжаловало, но апелляционная инстанция Оренбургского областного суда (13.06.2017 г.) оставила решение Абдулинского районного суда без изменения (дело из облсуда ещё не вернулось).

По этому спору я представляю вашему вниманию исковое заявление и возражение на апелляционную жалобу.

Пенсионное законодательство, несомненно, сложное.

Дела данной категории требуют полной отдачи, внимания, досконального изучения закона, поскольку периоды работы у гражданина разные, в каждый период действовало своё законодательство.

Несмотря на то, что по многим делам уже имеется устоявшаяся судебная практика, встречаются и такие, когда начинаешь изучать сызнова, и практику, и закон, и его применение.

Но мне данные дела всегда интересны, как интересно всё новое и неизведанное.

Огромное моральное удовлетворение получаешь от выполненной работы, когда видишь благодарные глаза доверителя, когда слышишь решение суда: «Иск удовлетворить… Пенсию назначить…»

В настоящее время в моём производстве находятся три новых дела: медицинской сестры, каменщика и совсем новое не только для меня, но и для нашего суда – геолога.

По последнему делу на адвокатский запрос поступила полная информация, расчетные листы, приказы, лицевые счета, подтверждающие право моего доверителя на досрочную пенсию по старости.

Готовим документы в суд!

Уважаемые коллеги и посетители сайта! В своей публикации я остановилась и представила вашему вниманию только часть своих «пенсионных» дел.

Если моя публикация будет вам чем-то полезна, я буду только рада.

Если для вашей практики вы не найдёте в моей публикации аналога, можете обращаться ко мне лично, чем смогу, обязательно помогу.

Благодарю за внимание к моей публикации!

pravorub.ru

Судебная практика по пенсионным искам

Гражданам, достигшим установленного законодательством возраста, часто приходится сталкиваться с отказом в льготной досрочной пенсии. При этом вопросы могут возникать и о количестве отработанных лет, и о несоответствии наименования профессии фактически выполняемой работе. В этом случае будущий пенсионер имеет право отстоять свою пенсию в суде. Судебная практика в назначении пенсии достаточно распространена в России.

Трудовая пенсия: как отстоять через суд?

Судебная практика по назначению досрочной или льготной пенсии показала, что современное законодательство бывает трудно однозначно понять не то что обычным пенсионерам, но даже судебным органам. Например, совсем недавно (19.11.2015 года) Конституционный суд постановил, что первый пункт 10 статьи Закона «О трудовых пенсиях» не соответствует нормам.

В нем говорится о том, что стаж работы в местах лишения свободы не может быть включен в общий. Теперь же Постановление определило, что если лицо было арестовано и содержалось под стражей необоснованно (и было впоследствии реабилитировано), то стаж этот включается в общий для назначения пенсии.

11 сентября текущего года вышло еще одно постановление Конституционного суда. В нем рассматривается судебная практика по досрочным страховым пенсиям. Рассматривалась правомерность исчисления периодов труда, которые дают право на льготную пенсию педработникам. Так, был удовлетворен иск гражданина, проработавшего тренером-преподавателем в учреждениях дополнительного типа, о возможности использовать такой стаж в качестве выслуги лет для получения досрочной пенсии.

Не всегда законно отказывают и в назначении пенсий военнослужащим (военная пенсия), судебная практика также богата случаями восстановления конституционных прав бывших военных. К примеру, еще в 2014 году было рассмотрено дело об отказе назначить пенсию по выслуге лет военному прокурору, уволенному и поступившему на службу в гражданскую прокуратуру. Верховный суд постановил, что истец поступил после увольнения на другую (гражданскую) должность и ничего не мешает назначить ему военную пенсию по выслуге лет.

Судебные споры по пенсионным делам

В назначении трудовой пенсии судебная практика в основном построена на выяснении правомерности включения в стаж (или невключения) конкретных периодов работы. Так, разночтения у органов ПФР и будущего пенсионера могут возникать в отношении:

  • времени, отработанного в местах лишения свободы;
  • стажа в районах Крайнего Севера;
  • периодов ухода за детьми, прохождения службы, обучения или досмотра за пожилыми родственниками;
  • в случае невключения горячего стажа в общий;
  • если утеряны записи о работе, наименование должности не совпадает с таковым в перечне опасных профессий и так далее.

Судебная практика по льготной пенсии чаще всего основывается на исках об отказе органов ПФР назначить выплату гражданину, отработавшему определенное количество лет в опасных и вредных условиях труда, а также на педагогической и прочей особенной работе.

Проблема учета специального льготного стажа сегодня стоит достаточно остро. Судебная практика по пенсиям по старости или за выслугу лет показала, что специальный стаж бывает подсчитать непросто, особенно если утеряна трудовая книжка и невозможно найти архивные документы.

Возникают сложности и в оформлении пенсии по потере кормильца. Необходимо доказать документально, что на получение пенсии претендуют исключительно нетрудоспособные граждане и имеют на это законное право. Судебная практика в отношении пенсий по потере кормильца также распространена.

В ближайшем будущем ожидается увеличение числа судебных дел в отношении оформления муниципальной пенсии, судебная практика в этой области не столь обширна. Уже с 2016 года государство планирует повысить для этой категории граждан возраст и стаж.

Иски в судебные инстанции часто подаются не только по спорам в оформлении пенсии, но и о ее выплате гражданам. Судебная практика по выплате пенсии показывает, что истцами часто являются не пенсионеры, а госорганы, выплачивающие и назначающие эти выплаты. Так, немало дел заведено в отношении граждан, оформивших выплату по подложным и фиктивным документам и получающим выплату в большем размере или вышедшим на пенсию раньше положенного срока.

Как отстоять права в суде?

Пенсионер, который полагает (и небезосновательно), что его права в отношении назначения пенсии ущемлены, имеет законное право обратиться в суд с иском. Теоретически, составить документ можно и самостоятельно, однако только квалифицированный юрист поможет определить стратегию ведения дела и добиться результата.

Итак, если гражданин столкнулся при оформлении выплаты с такими проблемами, можно смело отстаивать свои права в судебной инстанции:

  • работники ПРФ не засчитали в стаж время обучения, прохождения курсов повышения квалификации и прочее;
  • в стаж не учитывается время, потраченное на уход за детьми либо инвалидами;
  • профессии заявителя нет в списке профессий, попадающих под назначение досрочной пенсии, хотя фактически она соответствует опасной или вредной;
  • не учитывается то время, которое затрачено на оформление пенсии, и выплата начинает поступать гражданину со дня назначения, а не обращения в ПФР;
  • не учитывается специальный стаж, например, педагогический или «северный» и так далее.

Обращение в суд дает возможность пенсионеру получать пенсию, положенную по закону. При этом если районный суд отказал в удовлетворении иска, решение его можно обжаловать в высшей инстанции.

creditnyi.ru

Опубликована статья Могут ли действия работодателя лишить работника льготной пенсии?

Льготными пенсиями называют досрочные трудовые пенсии по старости, назначаемые в соответствии со статьей 27 Федерального закона «О трудовых пенсиях в Российской Федерации»[1]. Этой статьей предусмотрены льготные основания для назначения пенсий по старости отдельным категориям работников. Отступление от общего правила обусловлено предоставлением со стороны государства особой поддержки тем работникам, чья трудовая деятельность связана с тяжелыми или опасными условиями труда[2], а также тем, чьи профессии признаны социально-значимыми[3]. Преференции выражаются в виде предоставления им ряда льгот и возможностей, в том числе, льготный подсчет трудового стажа и досрочный выход на пенсию.

Однако нередки случаи, когда работники, обладающие правом на льготную пенсию, выработав необходимое количество лет, обращаются в Пенсионный фонд РФ за ее назначением, но им отказывают. И, как правило, отказывают из-за ошибок, допущенных работодателем.

В настоящей статье проанализируем самые распространенные из них, большей частью относимые к назначению льготных пенсий работникам, осуществляющих лечебную и иную деятельность по охране здоровья в учреждениях здравоохранения и работникам, осуществляющим педагогическую деятельность в учреждениях для детей.

·         Направление работника на курсы специализации или курсы повышения квалификации.

Повышение квалификации работников предусмотрено трудовым законодательством[4]. Необходимость профессиональной подготовки и переподготовки кадров для собственных нужд определяется работодателем. Более того, работодатель обязан проводить повышение квалификации работников, если это является условием выполнения работниками определенных видов деятельности. То есть обучение на таких курсах – профессиональная и производственная необходимость, а периоды нахождения на курсах повышения квалификации являются периодами трудовой деятельности работника и должны включаться в стаж работ для назначения льготной пенсии.

По правилам, направление работника на повышение квалификации оформляется приказом (распоряжением) руководителя о направлении на курсы (семинары)[5]. Несмотря на то, что обучение на курсах проходит с отрывом от работы, за работником сохраняется и должность и средняя заработная плата, с которой производятся отчисления страховых взносов в Пенсионный фонд РФ. При этом включению в стаж для назначения льготной пенсии подлежит каждый такой период вне зависимости от его продолжительности.

Надо заметить, что судебная практика по этому вопросу однозначно положительная при достаточности оснований в подтверждение направления на повышение квалификации и успешного ее прохождения. Поэтому остается непонятным, почему органы Пенсионного фонда РФ, осуществляя проверку достаточности стажа для назначения льготной пенсии, выносят отрицательные решения, исключая периоды обучения на курсах повышения квалификации.

Практика:

Так, решением Красносельского районного суда Санкт-Петербурга от 8 февраля 2011 года по иску К.С. к Управлению пенсионного фонда РФ в Красносельском районе Санкт-Петербурга, требования о включении в специальный стаж, в том числе, периодов обучения на курсах повышения квалификации – удовлетворены. Определением кассационной инстанции решение оставлено без изменения. При этом, ввиду того, что заявитель работала в Бюро судебно-медицинской экспертизы, стаж работы в котором, согласно Списку, утвержденному постановлением Правительства РФ от 29 октября 2002 г. N 781,  засчитывается в льготном исчислении, указанные периоды судом включены в стаж также в льготном исчислении – один год как один год и шесть месяцев.

По другому делу, Колышлейский районный суд Пензенской области 5 марта 2008 года вынес  Решение  об удовлетворении требований истицы о включении в стаж для назначения досрочной трудовой пенсии по старости в связи с педагогической деятельностью – включил в ее специальный стаж периоды нахождения на курсах повышения квалификации. Кассационная инстанция постановленное решение оставила без изменения, указав при этом, что Управление Пенсионного Фонда РФ по Колышлейскому району Пензенской области необоснованно поставило истицу в неравное положение с другими гражданами, периоды работы которых в вышеназванных должностях засчитаны в специальный стаж, что противоречит конституционному принципу справедливости, а также принципу равенства всех перед законом, закрепленному в ст. 19 Конституции РФ.

Вышеуказанные доводы аналогично применимы и к служебным командировкам работников[6], работающих на соответствующих Спискам должностях и работах, имеющих право на досрочную пенсию, и к периодам отрыва от работы в связи с участием (поездками) на конференции и семинары (короткие временные отрывы от работы). Все эти периоды также подлежат включению в стаж, при условии, что направление работника оформлено приказом, и в приказе указано основание убытия работника и сохранение за ним должности и средней заработной платы.

·      Отсутствие отчислений за работника страховых взносов в Пенсионный фонд РФ.

Нередки случаи, когда работодатель не надлежаще исполняет свои обязательства по уплате обязательных страховых взносов за работника. В результате, при подсчете стажа, необходимого для выхода на льготную пенсию, из него могут исключить даже те периоды, которые при соблюдении работодателем уплаты отчислений, бесспорно должны были бы входить в него. Под страховыми взносами понимаются взносы в Пенсионный фонд, Фонд социального страхования, фонды - Федеральный и территориальные - обязательного медицинского страхования.

Обращаем внимание, что работодатель обязан осуществлять обязательное социальное страхование работников в порядке, установленном федеральными законами[7]. В том числе, согласно Закону об обязательном пенсионном страховании, страхователи обязаны зарегистрироваться в установленном порядке в территориальных органах страховщика (территориальные отделы Пенсионного фонда РФ)[8], своевременно и в полном объеме уплачивать страховые взносы в Пенсионный фонд Российской Федерации и вести учет, связанный с начислением и перечислением страховых взносов в указанный Фонд[9].

Неисполнение обязательных отчислений для работодателя влечет наступление неблагоприятных последствий (санкций) в виде привлечения к ответственности, а для работника фактическое отсутствие отчислений в итоге становится причиной отказа в назначении досрочной трудовой пенсии. Как итог, в стаж граждан, надлежащим образом выполнявших работу по трудовому договору и в силу закона признанных застрахованными лицами, не засчитываются периоды работы, за которые страховые взносы начислялись, но не уплачивались. Тем самым они безосновательно лишаются и части своей трудовой пенсии, чем нарушаются гарантируемые статьей 39 (части 1 и 2) Конституции Российской Федерации пенсионные права[10].

Поэтому важно понимать, что отказ Пенсионного фонда РФ в назначении льготной пенсии по этому основанию не правомерен. Неуплата страхователем (работодателем) в установленный срок или уплата не в полном объеме страховых взносов в Пенсионный фонд РФ в пользу работающих у него по трудовому договору застрахованных лиц, не должна препятствовать реализации ими права своевременно и в полном объеме получить трудовую пенсию.

Практика:

Судебная практика по данному вопросу практически отсутствует, особенно, что касается вопросов о восстановлении пенсионных прав лицам, осуществляющим медицинскую и педагогическую деятельность. Однако проблема отказа органов Пенсионного фонда на этом основании (то есть ввиду неисполнения работодателем обязанности уплаты страховых взносов за работника в Пенсионный фонд РФ) в назначении досрочной пенсии, существует. В связи с этим, приведем в пример недавнее решение суда Московской области по данному вопросу, доводы которого, по мнению автора статьи, могут быть применимы и в отношении других категорий работников, претендующих на льготную пенсию.

Истица обратилась в Щелковский городской суд Московской области с иском к Управлению Пенсионного фонда РФ о включении периода работы в страховой стаж при начислении пенсии. Судом в удовлетворении ее требований было отказано ввиду того, что в выписке ее лицевого счета застрахованного лица нет сведений о стаже и заработке за спорный период работы, то есть работодателем не производились необходимые отчисления в Пенсионный фонд. Кассационная инстанция указанное решение отменила и удовлетворила требования истицы в полном объеме, указав, что на истицу, как на застрахованное лицо по обязательному пенсионному страхованию, не может возлагаться риск последствий ненадлежащего исполнения страхователем (работодателем) своих обязательств по перечислению страховых сумм в Пенсионный фонд РФ (Определение Московского областного суда от 20.12.2011 г.).

·         Нахождение работника в отпуске по беременности и родам, а также в отпуске по уходу за ребенком.

Ситуация с периодом нахождения в отпуске по беременности и родам как правило сложностей не вызывает. В соответствии с Трудовым кодексом РФ[11] отпуск по беременности и родам оформляется листком нетрудоспособности (больничным листом), и поэтому чаще всего не исключается из стажа работниками Пенсионного фонда РФ. Продолжительность отпусков по беременности и родам по общему правилу составляет 70  календарных дней до родов и 70 календарных дней после родов[12].

С периодом же нахождения работника в отпуске по уходу за ребенком (до полутора или до трех лет) ситуация немного сложнее. Дело в том, что в настоящее время Трудовой кодекс РФ прямо оговаривает, что этот период засчитывается в общий и непрерывный трудовой стаж, а также в стаж работы по специальности, кроме случаев назначения досрочной трудовой пенсии по старости[13]. Вместе с тем, законом установлено, что по волеизъявлению и в интересах застрахованного лица, претендующего на установление досрочной трудовой пенсии по старости по нормам Федерального закона «О трудовых пенсиях в Российской Федерации», периоды работы до 1 января 2002 года могут быть исчислены на основании ранее действовавших нормативных правовых актов[14]. До вступления в силу Закона Российской Федерации от 25 сентября 1992 года № 3543-1 «О внесении изменений и дополнений в Кодекс законов о труде РФ» статья 167 КЗоТ РСФСР предусматривала включение периода нахождения женщины в отпуске по уходу за ребенком в специальный стаж работы, дающий право на досрочное назначение пенсии по старости. После вступления его в законную силу (06 октября 1992 года) этот период перестал включаться.

То есть, гражданину, работающему в соответствующих Спискам должностях и учреждениях, воспользовавшемуся правом на отпуск по уходу за ребенком после изменения законодательства, этот период не будет засчитываться в льготный стаж для назначения досрочной пенсии. Эта дата действительно является пресекательной. Однако следует отметить, что период нахождения работника в отпуске по уходу за ребенком будет включаться в специальный стаж в том случае, когда приказ о назначении отпуска по уходу за ребенком датирован, к примеру, 05 октября 1992 года, при том - полный его период.

Практика:

Октябрьским районным судом г. Ижевска удовлетворены требования истицы, просившей суд включить в ее специальный стаж лечебной деятельности, дающий право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости, периоды ее нахождения в отпуске по уходу за ребенком в возрасте до трех лет, не включенный ранее Пенсионным фондом в ее специальный стаж лечебной деятельности, вплоть до 18 сентября 1994 года (Решение Октябрьского районного суда г. Ижевска УР от 01.03.2011 г.).

По другому дел, суд также включил в стаж и обязал Пенсионный Фонд назначить истице досрочную пенсию по старости как лицу, не менее 25 лет осуществляющему педагогическую деятельность в учреждениях для детей, независимо от возраста. При этом указал, что  отпуск по уходу за ребенком с 06.10.1992 года подлежит зачету в специальный стаж, поскольку установлено, что отпуск у истца начался до внесения изменений в ст. 167 КЗоТ РСФСР, т.е. до 6 октября 1992 года, и с учетом положений ст. 6 ч. 2, ст. 15 ч. 4, ст. 17 чт. 1, ст. 18, ст. 19 и ст. 55 ч. 1  Конституции РФ, весь период отпуска по уходу за ребенком подлежит включению в специальный стаж для назначения досрочной трудовой пенсии по старости (Решение Московского областного суда РФ от 08.09.2011 г.).

Вышеуказанные ошибки работодателей приводят к отказу Пенсионного фонда РФ в назначении работникам льготной пенсии. Конечно, эти периоды, в случае если они все-таки исключены из специального трудового стажа, при достаточности оснований могут быть восстановлены в судебном порядке.

В целях единства в правоприменительной практике, а также во избежание длительных судебных процессов, будет справедливым отметить, что существуют периоды, которые действительно не учитываются при подсчете стажа для назначения льготной пенсии. Речь идет об отпусках без сохранения заработной платы; периодах работы на несоответствующих утвержденным спискам должностях, работах и профессиях (если они не были предусмотрены ранее действующим законодательством); периодах работы, хотя и на предусмотренных утвержденными списками должностях, работах и профессиях, однако не имеющих официального подтверждения (без записи в трудовой книжке и при отсутствии иных подтверждающих документов) и в некоторых других случаях.

Не включаются также отпуска по уходу за ребенком, назначенные работникам после той самой пресекательной даты – 06 октября 1992 года. Поскольку так называемый «льготный» или «специальный» стаж исчисляется в календарных днях, фактически отработанных на соответствующих видах работ или в соответствующих должностях без условия непрерывности, то периоды работы на должностях, не соответствующих спискам, утвержденным Правительством РФ, даже если они имели место быть между так называемыми учитываемыми периодами работы, при условии исключения установления их тождественности и оспоримости по иным основаниям, также не включаются в специальный стаж для назначения досрочной трудовой пенсии по старости.

В настоящее время обсуждается принятие отдельного федерального закона, который будет регулировать назначение пенсий отдельным категориям работников – Закон о профессиональных пенсионных системах, проект которого уже внесен в Государственную Думу[15]. Отметим лишь, что связывать его с Законом о трудовых пенсиях будет то, что льготные пенсии по новому закону будут назначаться в тех случаях, если застрахованные лица проработали на соответствующих видах работ менее половины требуемого срока, а также, если лица приняты для выполнения этих работ после дня вступления в силу нового закона. Если же на дату вступления в силу Закона о профессиональных пенсиях работники, претендующие на назначение льготной пенсии, выработали необходимый стаж, условия ее назначения будут регулироваться Федеральным законом «О трудовых пенсиях в Российской Федерации».

zakon.ru

Судебная практика: Льготная пенсия может быть назначена решением суда и при отсутствии документов

Мониторинг положения дел с сохранением документов, подтверждающих трудовые и пенсионные права граждан в нашей стране, к сожалению, наводит лишь на грустные мысли. Все чаще и чаще граждане не могут в полной мере подтвердить свой трудовой стаж и размер пенсии, и в результате им назначается существенно более скромная пенсия по сравнению с той, право на которую они заработали. Ещё больше проблем у тех, кто имеет право на назначение досрочной пенсии – в этом случае отсутствие архивных документов ещё более критично. В ноябре 2011 года в Ломоносовском районном суде Санкт-Петербурга рассматривалось гражданское дело № 2-429/11 о подтверждении пенсионных прав. В данном случае гражданину повезло - суд на основе частично сохранившихся в архиве документов подтвердил его льготный стаж, который в совокупности позволил назначить ему льготную пенсию. При этом суд первой инстанции отклонил требования истца о включении в его специальный стаж периодов работы в других организациях на том основании, что за указанные периоды работодателями не даны справки и не представлены документы, подтверждающие постоянную занятость истца сварочными работами, а также уточняющие характер работы и условия труда, необходимые для назначения досрочной трудовой пенсии по старости.

Суть спора

Гражданин А. обратился в Управление Пенсионного фонда РФ (УПФ) в городе Ломоносове и Ломоносовском районе Ленинградской области с заявлением о досрочном назначении трудовой пенсии по старости в соответствии с пп. 2 п. 1 ст. 27 Федерального закона «О трудовых пенсиях в РФ» от 17 декабря 2001 года № 173-ФЗ. Решением УПФ А. было отказано в назначении досрочной пенсии по старости по причине отсутствия требуемого специального стажа. В льготный стаж А. не были зачтены периоды его работы в ряде организаций, поскольку по этим периодам работы не было предоставлено информации о полной занятости, о способе сварки или применяемых флюсов; в других периодах было отказано из-за того, что первичные документы не были представлены организациями для проверки, а в выписке из лицевого счета застрахованного лица отсутствует код особых условий труда. Не согласившись с указанным решением, А. обратился в суд с иском о включении указанных периодов в специальный стаж и просил назначить досрочную трудовую пенсию по старости с момента обращения. В обоснование заявленных требований истец ссылался на то, что отказ ущемляет его пенсионные права. В спорные периоды он был занят сварочными работами в течение всего рабочего дня; прогулов, простоев, отпусков без сохранения заработной платы не имел. Работу производил сварочным аппаратом для ручной дуговой сварки.

Позиция Ломоносовского районного суда Санкт-Петербурга

В ноября 2011 года при рассмотрении дела в Ломоносовском районном суде Санкт-Петербурга было установлено, что А. было отказано в назначении льготной пенсии из-за того, что он не смог представить в Пенсионный фонд уточняющую справку от работодателя о характере и условиях труда работника, подтверждающая его постоянную занятость. Выдать такую справку было некому, так как предприятие-работодатель была ликвидирована, а документы по личному составу были переданы в архив. Из архивной справки следует, что в документах архивного фонда предприятия, в книгах приказов директора имеются сведения о предоставлении А. за периоды работы ежегодных отпусков и дополнительных отпусков за вредность (ежегодно по 2 дополнительных дня). Представление истцу дополнительных отпусков в указанные периоды также было подтверждено сведениями, содержащимися в личной карточке. На основании приказа директора предприятия на заводе было принято решение о предоставлении с момента принятия соответствующего решения аттестационной комиссией газоэлектросварщикам дополнительных отпусков по вредности. Согласно лицевому счету, А. при увольнении была выплачена компенсация за неиспользованный отпуск, состоящий из ежегодного и дополнительного отпуска, предоставляемого на льготных условиях. Суд первой инстанции, на основании объяснений участвующих в деле лиц и тщательного анализа представленных документов, признал, что А. был занят на работах с вредными и тяжелыми условиями труда, занятость в которых дает право на пенсию по возрасту на льготных условиях, был занят полный рабочий день, полную рабочую неделю, прогулов, отгулов, отпусков без сохранения заработной платы не имел. Суд включил в специальный стаж истца периоды его работы на предприятии, так как в книгах положений об оплате труда рабочих завода имеются сведения о том, что на работах с вредными условиями труда, согласно перечню работ с тяжелыми и вредными, особо тяжелыми и особо вредными условиями труда, на основании карт условий труда определенным категориям рабочих – в том числе электросварщикам -  была установлена дифференцированная доплата. Суд обязал Управление Пенсионного фонда в городе Ломоносове и Ломоносовском районе Ленинградской области включить в стаж работы А. период его работы на указанном предприятии и назначить ему досрочную трудовую пенсию по старости с момента первоначального обращения за ее назначением.

Позиция Судебной коллегии по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда

В марте 2012 года Судебная коллегия рассмотрела апелляционную жалобу Управления Пенсионного фонда, в котором оно просило отменить необоснованное, по мнению фонда,  решение суда. Судебная коллегия, изучив материалы дела, выслушав объяснения участников процесса, обсудив доводы апелляционной жалобы, не нашла оснований для отмены решения суда.

Довод Пенсионного фонда о том, что исследованных судом документов недостаточно для назначения истцу досрочно трудовой пенсии, поскольку его занятость в течение полного рабочего дня не подтверждена соответствующими письменными документами организации, не была принята судом во внимание в качестве основания для отмены решения суда первой инстанции. По мнению суда, из материалов дела видно, что предприятие было ликвидировано, документы были частично сданы в архив.  По мнению Коллегии, указанное обстоятельство, как не зависящее от А, не лишает его права на назначение льготной пенсии по решению суда, вынесенному на основании совокупной оценки всех доказательств.

Довод Пенсионного фонда о невозможности подтверждения характера работы свидетельскими показаниями также не был принят судебной коллегией. Суд обосновал свою позицию тем, что согласно п. 3 ст. 13 Федерального закона от 17 декабря 2001 г. №173-ФЗ «О трудовых пенсиях в Российской Федерации» в отдельных случаях допускается установление стажа работы на основании показаний двух или более свидетелей при утрате документов и по другим причинам (вследствие небрежного их хранения, умышленного уничтожения и тому подобных причин) не по вине работника. При этом характер работы показаниями свидетелей не подтверждается. Суд уточнил, что под характером работы понимаются особенности условий осуществления трудовой функции.

Судебная коллегия отметила, что суд первой инстанции  при рассмотрении дела не устанавливал особенности условий осуществления трудовой функции истцом, а устанавливал соответствие записей трудовой книжки, принимая во внимание утерю архивных документов, подтверждающих указанные записи. Кроме того, суд вынес свое решение не только основываясь на показаниях допрошенного свидетеля, но и на основе оценки иных доказательств, имеющихся в материалах дела, в их совокупности. При этом суд первой инстанции счел, что отсутствие архивных документов не может служить основанием для лишения гражданина права на досрочное назначение пенсии, поскольку должность, занимаемая истцом в спорный период, соответствует требованиям пп. 2 п. 1 ст. 27 ФЗ №173 «О трудовых пенсиях в Российской Федерации» и подтверждена материалами дела. При таких обстоятельствах судебная коллегия постановила, что досрочная трудовая пенсия должна быть назначена А. в соответствии с общим порядком, установленным указанным законом, а именно с момента первоначального обращения за ее назначением, и оставила без изменения решение Ломоносовского районного суда Санкт-Петербурга, а апелляционную жалобу - без удовлетворения.

Мой комментарий: Не знаю, когда же до руководства страны дойдет, что ситуация с обеспечение сохранности архивных документов, связанных с трудовой деятельностью и подтверждением пенсионных прав граждан, складывается критическая.

Почему, Пенсионный фонд и Росархив не поднимают этот вопрос на самом высоком уровне? Или им, исходя из их собственных шкурных интересов, выгодно, чтобы эти документы не сохранялись – ведь в результате Пенсионный фонд ежегодно экономит несколько миллиардов рублей пенсионных выплат, а у архивов меньше проблем с исполнением социально-правовых запросов? Источник: Кадис

http://www.kadis.ru/texts/index.phtml?id=62911

rusrim.blogspot.com

Как доказать право на досрочную пенсию

Условия получения пенсии регламентируются федеральным законом. В соответствии с ним отдельные группы граждан обладают правом на досрочное оформление пенсии по старости. Прежде в пенсионном законодательстве такое обеспечение называлось льготным. Его получали медики, педагоги, артисты и др. Теперь, если пенсия назначается раньше установленного возраста, то правильно называть ее досрочной.

Правом на досрочное назначение пенсии имеют также граждане Российской Федерации, оказавшиеся в зоне влияния неблагоприятных факторов, возникших вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС 26 апреля 1986 года, либо принимавшие участие в ликвидации последствий этой катастрофы

В данной статье я приведу примеры  судебной практики рассмотрения споров с Пенсионным фондом РФ о праве на досрочное назначение пенсии в соответствии со ст.34 Закона РФ от 15.05.1991 года №1244-1 «О социальной защите, граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС».

После аварии на Чернобыльской АЭС (26.04.1986 года) большая территория Российской Федерации подверглась радиоактивному заражению. Не исключением стала и Рязанская область.

Многие населенные пункты в районах Рязанской области были отнесены к территориям радиоактивного загрязнения, а именно к территориям зоны проживания с льготным социально-экономическим статусом

В Александро-Невском районе было 48 таких населенных пунктов. В настоящее время их количество сократилось до 11.

Принятый 15 мая 1991 года Закон РФ № 1244-1 «О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС» был направлен на защиту прав и интересов граждан Российской Федерации, оказавшихся в зоне влияния неблагоприятных факторов, возникших вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС 26 апреля 1986 года, либо принимавших участие в ликвидации последствий этой катастрофы.

В ст. 34 указанного Закона установлено, что гражданам, постоянно проживающим (работающим) на территории зоны проживания с льготным социально-экономическим статусом, пенсия по старости назначается с уменьшением возраста на 1 год и дополнительно на 1 год за каждые 4 года проживания или работы на территории зоны проживания с льготным социально-экономическим статусом, но не более чем на 3 года в общей сложности.

В связи с этим значительное место в судебной практике занимают дела о досрочном назначении пенсии по старости в связи с работой в зоне с льготным социально-экономическим статусом.

Данные дела подсудны районным судам. Срок исковой давности составляет три года. Исковые требования формулируются по-разному:

— «об обязании назначить досрочную пенсию по старости в связи с работой на территории зоны проживания с льготным социально-экономическим статусом»;

— «о признании права на досрочное назначение трудовой пенсии по старости в связи с работой на территории зоны проживания с льготным социально-экономическим статусом»;

— «о признании решения Пенсионного фонда об отказе в назначении досрочной пенсии незаконным» и т.д.

По моему мнению, более правильно формулировать требование именно о признании права на досрочное назначении пенсии с даты, которая определяется датой подачи заявления в Пенсионный фонд о назначении пенсии.

В соответствии со сложившейся судебной практикой юридически значимыми обстоятельствами являются следующие:

  1. Обращение истца в Пенсионный фонд с заявлением о досрочном назначении пенсии.
  2. Отказ в досрочном назначении пенсии.
  3. Периоды работы истца на территории зоны проживания с льготным социально-экономическим статусом, величина снижения общего пенсионного возраста.
  4. Наличие у истца пенсионного возраста, необходимого для досрочного назначения пенсии.
  5. Правомерность отказа в досрочном назначении пенсии.

Обстоятельства по пунктам 1 — 4 доказываются истцом, а по п. 5 — ответчиком.

Данные дела представляют определенную сложность с доказыванием периодов работы на территории зоны проживания с льготным социально-экономическим статусом.

Сложности возникают из-за того, что:

— отсутствуют документы, подтверждающие место нахождение организации;

— фактическое место нахождения организации не соответствует ее юридическому адресу;

— отсутствует закрепленное рабочее место (работа разъездного характера);

— отсутствуют сведения о начислении компенсации за работу в зоне радиоактивного загрязнения;

— и т.д.

Мое первое серьезное дело, за которое я взялась после получения статуса адвоката, как раз связано с отказом в досрочном назначении пенсии по старости в связи с работой на территории зоны проживания с льготным социально-экономическим статусом.

Началось с того, что ко мне обратился пожилой мужчина, проработавший всю жизнь, начиная с 16 лет, в одном из колхозов трактористом. На момент его обращения ко мне ему было полных 57 лет.

Он рассказал, что колхоз охватывал три населенных пункта, один из которых – с. Бурминка (юридический адрес колхоза) отнесен к зоне радиоактивного загрязнения, два других, в том числе д. Мары, не отнесены.

При его устном обращении в Пенсионный фонд ему сказали представить выписки из лицевых счетов о начислении ему компенсации за работу в зоне радиоактивного загрязнения. В архиве имелись такие сведения только за 2 года. Необходимо было за 8 лет.

Я ему посоветовала подать документы на назначение пенсии и ждать отказ. Но он столкнулся с тем, что в Пенсионном фонде под любым предлогом отказывались принимать документы. Нам пришлось направлять заявление по почте заказным письмом.

Как мы и ожидали, Пенсионный фонд принял решение об отказе в досрочном назначении пенсии. Основанием для отказа послужил тот факт, что документов, подтверждающих факт работы на территории зоны проживания с льготным социально-экономическим статусом, не имеется.

Нами был подан иск о признании решения об отказе в досрочном назначении пенсии незаконным, и о признании права на досрочное назначение пенсии (в настоящее время я бы сформулировала требование по-другому).

Пенсионный фонд бился до последнего. От него участвовало два представителя: юрист и начальник отдела по пенсиям, которые ссылались на разъездной характер работы трактористом и что в основном он трудился в д. Мары, не отнесенной к льготной зоне. Но судья сразу занял нашу сторону. Однако был один момент, который мог повлиять на решение суда. Данные о юридическом адресе колхоза были только с 1992 года. А нам нужны были сведения на 1986 год. Судья засомневался, обратил наше внимание на то, что место нахождения юридического лица определяется местом его государственной регистрации. Представители Пенсионного фонда начали потирать ладони в предвкушении.

Мы пошли таким путем: собрали справки с муниципального и государственного архивов об отсутствии сведений о месте нахождении колхоза. Указали на ст. 30 Гражданского кодекса РСФСР (действовавшего на спорный период), согласно которой местом нахождения юридического лица признается место нахождения его постоянно действующего органа. Постоянно действующим органом колхозов являлось правление колхоза, возглавляемое председателем.

Как было установлено в судебном заседании контора правления колхоза была расположена в с. Бурминка, как в спорный период, так и после, вплоть до ликвидации колхоза. Данное обстоятельство подтвердили показаниями свидетелей, работников этого колхоза.

И судья удовлетворил наши требования. Решения устояло и после апелляционного обжалования. Мы были очень рады. Это была моя первая победа.

Хотя существует и отрицательная практика.

Так, решением Инзенского районного суда Ульяновской области от 21.07.2010 года, исковые требования Муракаева Ф*** А*** к Управлению ПФ РФ об обязывании назначить досрочную пенсию по старости в связи с работой на территории с льготным социально-экономическим статусом оставлены без удовлетворения.

Как установил суд, истцом не доказан факт постоянной работы на территории зоны с льготным социально-экономическим статусом, поскольку постоянного или преимущественного рабочего места он не имел, работа его носила разъездной характер, т.к. он перевозил грузы по всей территории лесничества, компенсацию за работу и проживание на территории зоны с льготным социально-экономическим статусом не получал.

Решение Заводского районного суда г. Орла от 13.01. 2012 года, согласно которому в иске к ГУ Управление ПФ РФ в г. Орле и Орловском районе Орловской области о признании права на досрочное назначение трудовой пенсии по старости в связи с работой в зоне с льготным социально-экономическим статусом отказано в связи с тем, что истцом не представлено доказательств того, что его работа была связана с постоянным фактическим нахождением, ввиду исполнения должностных обязанностей, в зоне с льготным социально-экономическим статусом, и в конкретном населенном пункте, в связи с чем, нормы ст.34 Закона Российской Федерации «О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС» в отношении него применены быть не могут.

Имеется и положительная судебная практика по данному вопросу:

Решением Заводского районного суда г. Орла от 01.12.2011 года за истцом признано право на досрочное назначение пенсии по старости с учетом снижения пенсионного возраста в соответствии со ст.34 Закона РФ от 15.05.1991 года №1244-1 «О социальной защите, граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС» на 3 (три) года.

При разрешении спора установлено, что фактически предприятие, на котором работал истец, расположено на территории зоны проживания с льготным социально-экономическим статусом.

Решением Заводского районного суда г. Орла от 29.05.2015 года за истцом признано право на досрочное назначение пенсии по старости с учетом снижения пенсионного возраста в соответствии со ст.34 Закона РФ от 15.05.1991 года №1244-1 «О социальной защите, граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС».

Судом при разрешении дела установлено, что наименование и юридический адрес овощной базы оптово-розничного объединения неоднократно изменялся.

При этом указанная организация фактически находилась на территории зоны проживания с льготным социально-экономическим статусом.

В это году у меня был еще один опыт в данной категории дел. В этот раз Пенсионный фонд моему доверителю не засчитал в льготный стаж два периода работы. Один период (работа в Малом предприятии) не засчитали из-за того, что отсутствуют документы об адресе организации (у доверителя имелась только трудовая книжка), а по второму периоду (работа в приходе Казанской церкви) – юридический адрес организации не совпадал с фактическим.

Пришлось, конечно, потрудиться. Направили кучу запросов в различные органы, но данных о малом предприятии, которое существовало в 90-х годах, не было. Пришлось допрашивать 6 свидетелей.

По второй организации (Казанская церковь), у которой юридический адрес не совпадал с фактическим, оказалось не все так просто. В Государственном кадастре недвижимости были внесены неправильные сведения о двух населенных пунктах, неверно обозначены их границы. Пришлось исследовать генеральный план поселения, допрашивать главу поселения, соседей из жилых домов, расположенных рядом с церковью.

Честно говоря, больше всего поражает то, что мы все: и судья, и я, и представитель ответчика знаем, что Казанская церковь расположена в с. Никольское. Но во всех официальных источниках указано, что она расположена в с. Нижний Якимец. А ты должен доказать обратное.

Пока ждали оглашение решения суда представитель ответчика сказал, что рассчитывает на частичное удовлетворение исковых требований. Но судья наши требования удовлетворил в полном объеме. Пенсионный фонд даже апелляционную жалобу подавать не стал, как ни странно.

pravorub.ru


Смотрите также

 


СодержаниеКарта сайта

Пенсионный консультант © 2020 Все права защищены.