Рассказы о пенсионерах


«Я мчу на байке и чувствую себя живым»: 7 историй пожилых искателей приключений

Мастер спорта по пауэрлифтингу, путешественник, мама 19 детей, байкер, любительница экстрима, профессиональная скалолазка и основательница театра для людей с инвалидностью рассказали «Афише Daily», как жить активно и весело, когда все вокруг видят в тебе пенсионера.

Путешественник, объехал сорок стран за последние восемь лет

Десять лет назад я стал пенсионером — так рано, потому что был военным. Впервые я выехал за границу тридцать два года назад по комсомольской путевке, и в следующий раз я оказался там только в 2008 году, когда знакомые из Германии пригласили нас с женой к себе на Новый год. Тогда, чтобы уехать, нужно было высидеть гигантские очереди, но это того стоило. Теперь я трачу на поездки все свои сбережения, и за последние восемь лет я побывал уже в сорока странах.

Многие пенсионеры обременены дачей и машиной, а кто-то все еще думает, что будет огромная волокита с бумагами. На мой взгляд, это все отговорки. Чтобы ездить, пенсионеру нужны только смекалка и настойчивость. Конечно, пригодятся еще и примитивные навыки пользования интернетом, для того чтобы искать дешевые туры и билеты.

Если человек хочет, он будет путешествовать при любой экономической ситуации. Однажды в Европе со мной в автобусе ехала женщина из Петербурга, которая видела блокаду и сейчас живет в обычной нищей коммуналке. Она рассказала, что каждый год ездит за границу, накапливая деньги с одной только пенсии. Еще я видел хитрого деда, который в свои 67 лет ездит отдыхать в Италию и каждый год работает там на плантациях, отбивая таким образом большую часть стоимости поездки. Моя подруга всю жизнь мечтала прокатиться из Владивостока до Филиппин на паруснике «Седов»: она залезла в долги, купила билет, а через месяц смотрю ее фото — она уже на Канарах. Говорит, что бросила все, сдала квартиру и устроилась буфетчицей на этот самый парусник.

Когда я вышел на пенсию и решил продолжать работать, я так жене и сказал: «Во, фига тебе, а не моя пенсия!»

Я не приемлю обычный лежачий отдых. Обычно я езжу по странам один и жену с собой не беру, потому что она немного полновата, и такие путешествия для нее тяжелы. Как-то я все же путешествовал с ней в Египет, но пока она лежала на пляже, я успел съездить в Каир и в Иорданию. Это было на жемчужную свадьбу (30 лет брака. — Прим. ред.), а до этого мы ездили с ней в Эмираты на серебряную (25 лет брака. — Прим. ред.).

Сейчас я отправляюсь в путешествие хотя бы раз в месяц. Иногда приходится брать небольшой кредит — до 30 тысяч, но в основном на путешествия я трачу всю свою пенсию. Когда я вышел на пенсию и решил продолжать работать, я так жене и сказал: «Во, фига тебе, а не моя пенсия!» Я отдаю ей зарплату на наши общие расходы, но пенсии ей моей не видать, пока я буду физически способен путешествовать. Я всю жизнь вкалывал и считаю, что теперь имею право потратить эти деньги на то, что меня радует.

Я не считаю, что трачу много: я уже в том возрасте, когда покупать особо нечего. Разве что беру что-нибудь вкусненькое: во Франции — коньяк, в Германии — колбаски. Пожилому человеку намного важнее испытать эмоции, пережить приключения. Во время одного автобусного тура, где были в основном люди 30–40 лет, гид предложила заехать в Роттердам, но часть взбунтовалась, мол, слишком устанем, и в итоге мы не поехали. А в другой раз я ехал с одними пенсионерами, и мы за один тур объехали 38 европейских городов — потому что у этих людей горели глаза.

За восемь лет я объехал почти весь мир, и сейчас мне бы очень хотелось посмотреть Россию. Но внутри страны ездить намного дороже, чем за границей. В России находятся самая северная точка земли, самая восточная точка земли и точка деления Азии и Европы — между Малым и Большим Енисеем. Я твердо убежден, что самая прекрасная страна, в которой я был, — это Россия, но, к сожалению, большая часть даже самих россиян никогда не сможет посмотреть на эту красоту.

Мастер спорта по пауэрлифтингу, поднимает более 150 килограмм

Я начала заниматься пауэрлифтингом десять лет назад, а недавно подняла вес на мастера спорта России и вошла в сборную области. Был большой перерыв в тренировках, потому что у меня нашли кисту, но даже в это время я продолжала работать над своим телом и пообещала себе, что вернусь в большой спорт. Два года назад пришлось начинать все сначала, но не с нуля.

Возможно, я стала заниматься этим из-за мужа — он сам заслуженный мастер спорта СССР. Хоть он уже не действующий спортсмен, но все равно в 61 год ходит в зал три раза в неделю, соблюдает вместе со мной режим и поднимает с приседа 150 килограмм без экипировки, что в современном спорте, когда используется специальная одежда для снятия нагрузки, кажется вообще невероятным.

Мы с мужем всегда встаем в шесть утра и ложимся спать в десять вечера, не едим мучного и сладкого, в нашем ежедневном рационе всегда есть яйца, творог, курица, овощи, орехи, иногда мы едим сало. Для поддержания формы я бегаю кроссы, а также в нашем тренажерном зале веду спортивную аэробику и тренирую маленьких детей — за это, кстати, я получаю зарплату в десять тысяч рублей. В нашем спорте приходится дополнительно работать, потому что экипировку, взнос на соревнованиях и дорогу приходится оплачивать самим, хотя государство иногда оплачивает проезд на поезде.

Я смотрю на своих одноклассниц и вижу, как они уже ходят с тросточками, — все потому, что выработали еще в молодости привычку лениться и не смогли поменять ритм жизни

Спецодежду приходится покупать примерно раз в пять лет. Экипировка для становой тяги и приседаний стоит 17 тысяч рублей, но я беру с рук за 13 тысяч; жимовая рубашка стоит 16 тысяч, но б/у — уже 10, а вот штангетки (специальная обувь. — Прим. ред.) и напульсники приходится брать новые, и это еще 10 тысяч в сумме. Теперь область оплачивает мне дорогу, и так как основная форма у меня есть, то затрат уже немного. Это дает мне возможность помогать ребятам, которых я тренирую: иногда я сама покупаю им что-то из формы, потому что не у всех есть возможность.

Я не представляю себе другой жизни. Сейчас я чувствую себя на тридцать пять лет, вожу машину на большой скорости и принципиально никогда не хожу в больницы. В больницах старухи только перебирают свои болячки, нагоняют негатив друг на друга. Они считают, что начинать уже поздно, и успокаивают себя тем, что летом занимаются огородом. Я смотрю на своих одноклассниц и вижу, как они уже ходят с тросточками, — все потому, что выработали еще в молодости привычку лениться и не смогли поменять ритм жизни.

Подробности по теме

«Эта ваша Рианна никуда не годится»: старшее поколение — о кумирах молодежи

«Эта ваша Рианна никуда не годится»: старшее поколение — о кумирах молодежи

В пауэрлифтинге ограничений по возрасту нет. В зале занимаются люди разного возраста, и каждый, от мала до велика, называет меня Надей. Мы не считаем друг друга соперниками, потому что в этом спорте каждый преодолевает прежде всего себя. Я радуюсь за других спортсменов, потому что они смогли пересилить свою лень и депрессию.

Думаю, в молодости выработать привычку вести здоровый образ жизни намного проще и рано или поздно это станет необходимостью. Когда человек выходит на пенсию, у него начинается депрессняк, опускаются руки, он ленится и боится трудностей больше, чем когда-либо в своей жизни.

Я не считаю, что престарелый или очень молодой человек вредит своему организму пауэрлифтингом. Мы всегда начинаем с очень малого веса и приходим к достижениям постепенно. Моей внучке 14 лет, и она уже год занимается пауэрлифтингом. Когда-то она попросила ее тренировать, потому что посчитала, что слишком толстая, хотя, конечно, это не так — ей нужно было только подтянуть мышцы. Сейчас она выглядит спортивнее своих сверстниц, но больших весов мы ей не дадим, пока ей не исполнится шестнадцать, — это неоспоримое правило.

Имеет девятнадцать приемных детей и одиннадцать внуков

Когда-то давно я была замужем: мы прожили вместе девять лет, но Бог не дал нам детей — и мы развелись. Я очень долго хотела взять на воспитание хотя бы одного ребеночка, но в какой-то момент заболела моя мама — и я решила, что не потяну. В то время я работала программистом, а еще мне приходилось подрабатывать в метро и кассиршей в магазине, чтобы заработать на лекарства. Мне всегда приходилось откладывать мечты о семье на потом, и только когда мне исполнилось 38, я прочитала в газете объявление о проекте SOS-деревня (в SOS-деревне сироты живут небольшими семьями со своими SOS-мамами в отдельных домиках, при этом SOS-мамы получают зарплату. — Прим. ред.), в который требовались женщины — воспитатели детей-сирот.

Я прошла тестирование и обучение, и мне дали дом и несколько детей на воспитание. Это была полноценная работа, и у нас, то есть SOS-мам, были даже совещания: мы советовались друг с другом буквально по поводу любых, даже самых мелких, проблем. Чуть позже я решила, что все же хочу усыновить тех детей, которых воспитываю, — меня стал одолевать страх, что в любой момент ребенка могут забрать и отдать в другую семью.

Сейчас я воспитываю пятерых приемных детей, самому младшему из которых — четырнадцать. Всего у меня девятнадцать приемных детей: старшие уже обзавелись семьями и подарили мне одиннадцать внуков. В нашем доме иногда живет по три поколения. Мы все еще живем в доме за городом, в SOS-деревне, и дополнительно сдаем мою старую квартиру в Москве — раньше там жило старшее поколение детей, потому что квартиры сиротам не всегда давали.

В нашем доме всегда много людей, особенно во время праздников, когда приезжают выросшие дети со своими семьями, — это примерно 40–50 человек

Сейчас у меня есть муж, и мы оба пенсионеры — сидим дома и все свое время посвящаем детям. Мы поженились, когда мне было уже 50 лет, а до этого момента я воспитывала детей одна. Муж с самого начала знал о моем образе жизни и решил, что сможет жить так же. Какое-то время после свадьбы он каждый день ездил в Москву работать, а вечером приезжал домой, чтобы провести время с семьей. Только в 2014 году он покинул работу, и теперь он помогает мне с воспитанием и по хозяйству.

Я чувствую, что живу очень активной жизнью, хотя и не в классическом, спортивном, смысле. Возникает много сложностей: когда за детей надо получать жилье, менять им паспорта, обращаться к врачам или разбираться с судом, если возникают проблемы с биологическими родителями. Из-за всего этого надо постоянно держаться в тонусе. А в остальном у нас мирная и дружная жизнь. Я делаю со всеми уроки, учу заниматься детей хозяйством, еще мы устраиваем семейные праздники и игры, а летом ездим все вместе на море.

В нашем доме всегда много людей, особенно во время праздников, когда приезжают выросшие дети со своими семьями, — это примерно 40–50 человек. Мы с мужем постоянно с кем-то общаемся, занимаемся какой-то деятельностью, чтобы нашим родным было хорошо. У моей мамы было девять детей, и я всегда хотела иметь такую же атмосферу в доме.

Сейчас все поколения друг с другом общаются, помогают друг другу — наш дом стал слаженным механизмом. Хоть я и начала идти к мечте в позднем возрасте, я все же пришла к тому, чего хотела, и теперь цель моей жизни — следить за самочувствием этого семейного организма.

Подробности по теме

«Сколько есть – все мои»: история женщины, которая растит 16 детей

«Сколько есть – все мои»: история женщины, которая растит 16 детей

Когда-то я работал сменщиком вагонов на железной дороге. Сейчас я на пенсии, но подрабатывать продолжаю: сварщиком, каменщиком, плотником, бетонщиком, электриком. Я также ремонтирую мото- и автотехнику, но это в основном по-дружески, чисто для удовольствия. Иногда это занимает много времени, но искренне благодарные глаза человека, которому ты помог, компенсируют многое.

Моя сегодняшняя жизнь похожа на жизнь школьника младших классов — только у меня есть большой опыт, отличные навыки выживания, а еще гарантированная материальная выплата от государства. Хотя на все свои увлечения я зарабатываю сам: работа и мотоциклы помогают уходить от мыслей о старости, ведь на размышления совсем не остается времени.

Когда я мчу на байке и попадаю под проливной дождь с раскатами грома и молниями, я чувствую себя живым, ощущаю себя частью стихии

Впервые на мотоцикл я сел в восемь лет. Эту машину подарил мне дядя, и до 16 лет я был бесправником. Сейчас все мои увлечения связаны с мотокультурой. Путешествия, мотопрохваты (поездки, вылазки на мотоцикле. — Прим. ред.) по бездорожью, ночные прогулки по городу, встречи по интересам. Даже в 62 в этой субкультуре я все еще чувствую себя нужным. Мотоциклисты — это открытые люди, которые не прячутся под облицовкой. Кроме того, это свобода в передвижениях, путешествия, где я общаюсь с ветром и самой природой. Когда я мчу на байке и попадаю под проливной дождь с раскатами грома и молниями, я чувствую себя живым, ощущаю себя частью этой стихии.

Я не считаю, что мотоциклы — это опасно. Бандиты, наркоманы и пьяницы, которых показывают в кино, — это все проамериканский тип байкера, который с нашим постсоветским движением ничего общего не имеет. Несмотря на свой внешний вид, байкеры очень добрые и отзывчивые люди, которые всегда готовы помочь на дороге.

У меня есть семья: дети и внуки гордятся, но многого и не понимают. Самое главное, что я пытаюсь понять их, но свои увлечения и взгляды на жизнь я при этом менять не собираюсь. Ссор в семье или конфликтов в обществе можно избежать всегда, если правильно расставить приоритеты. Не надо вести себя как баран и говорить: «Хочу! Здесь и сейчас — и точка!»

Тот, кто считает, что пенсия — это о возрасте, сам себя загоняет в рамки, сам себя видит ненужным отработанным материалом

Есть люди, которые умеют работать мозгами и добиваются задуманного, а есть те, кто мечтают начать интересную жизнь, но сидят до смерти на старом диване и ноют, потому что им лень оторвать пятую точку от насиженного места.

Статус пенсионера, в котором я нахожусь уже 6 лет, означает для меня свободу от повседневных забот. Тот, кто считает, что пенсия — это о возрасте, сам себя загоняет в рамки, сам себя видит ненужным отработанным материалом. Полезным можно быть всегда — хотя бы для себя и близких, а это уже немало.

Предпочитает экстремальный досуг

Несколько лет назад я впервые прыгнула с парашютом. Несколько лет я мечтала о прыжке — это услышал мой сын и сразу же сказал, что будет прыгать вместе со мной. Тогда он как раз хотел выучиться на инструктора и попросил дождаться его — не разрешил прыгать еще с кем-то. Мало ли как поведет себя организм.

Всего у меня трое детей — два мальчика и девочка. Мой муж когда-то мечтал быть летчиком, и каким-то удивительным образом, может, через гены мечта передалась мальчикам. Сейчас старший сын — гражданский летчик и инструктор по парашютному спорту, а младший — военный летчик. Конечно, я всегда очень переживаю за них, но мне гораздо важнее сохранить хорошие отношения, чем рубить их мечты из-за собственных страхов.

Когда-то в подростковом возрасте мои дети любили прыгать с тарзанкой, и я тоже решила попробовать. Тогда же я сказала себе, что буду пытаться делать то же, что и они, — это необходимо, для того чтобы взаимопонимание сохранялось долгие годы. Например, когда моя беременная невестка прыгала с вышки в воду, я решила, что тоже так смогу, — и прыгнула с ней. Тогда я поняла, как это страшно, и попросила ее больше так не делать. Но главное, что я это испытала.

Теперь моя главная мечта — поплавать с аквалангом. Правда, у меня клаустрофобия, но вдруг я так ее переборю?

В последние годы дети дарят такие подарки, чтобы мы с мужем могли испытать новые эмоции, получить опыт, сделать то, о чем мечтали. Из самого последнего — полет в аэротрубе, который тоже подарили дети. Это сравнимо с полетом с парашютом — с тем моментом, когда парашют раскрывается и ты паришь в небе, хотя, конечно, это не так страшно. А однажды нам подарили абонемент на катание на лошадях. Муж отдал мне свое время, чтобы я больше покаталась, — сказал, мол, я еще в детстве накатался в деревне, а у тебя это впервые.

Теперь моя главная мечта — поплавать с аквалангом. Правда, у меня клаустрофобия, но вдруг я так ее переборю? Мой младший сын, например, как и его отец, жутко боится высоты, хотя работает летчиком. Когда-то я спросила его, зачем же он тогда выбрал профессию, где надо летать, а он ответил, что в самолете у него земля под ногами и это не в счет.

Мой муж был военным. Он мало видел детей, поэтому сейчас постоянно занимается нашими пятью внуками. Я, кстати, работала в милиции. Но атмосфера в нашем доме всегда была доброй, душевной. Главное, чтобы каждый занимался любимым делом, жил так, как ему хочется.

Я не могу представить себя типичной пенсионеркой на лавочке с семечками. Мне нужно постоянно что-то делать, постоянно чем-то заниматься, я совсем не могу сидеть дома. Я работаю в мастерской, профессионально занимаюсь декупажем (техника декорирования предметов. — Прим. ред.) и, даже когда сижу дома перед телевизором, все равно беру в руки какую-нибудь работу. Возможно, из-за такого отношения к жизни я не чувствую свой биологический возраст.

Подробности по теме

«Мне нравятся узенькие брючки»: бабушки и дедушки о вашем моральном облике

«Мне нравятся узенькие брючки»: бабушки и дедушки о вашем моральном облике

Занимается скалолазанием и туризмом

Я пенсионерка, но все еще работаю, потому что прожить на одну пенсию невозможно, а выделять деньги на путешествия — просто фантастика. Сейчас я выезжаю в спортивные походы либо в Адыгее, либо на любимом Кавказе. Обычно мы ездим с мужем, собакой и небольшой компанией таких же любителей приключений.

Я мечтаю сходить на Камчатку и Алтай, но, увы, это дороговато. Для участия в соревнованиях нам необходим компас, который стоит около тысячи рублей, чип — примерно 2,5 тысячи, шиповки — 5 тысяч, и специальная одежда на летнее и зимнее время, которая обходится в 5 тысяч рублей. Кроме этого, платится заявочный взнос от 200 рублей и проезд к месту и обратно. Для занятий скалолазанием нужны еще скальные туфли за 5–7 тысяч. Если выезжать на природные скалы для тренировки, дополнительно понадобятся веревка, карабины и крючья, а также лагерное снаряжение. Мы стараемся делать походы максимально бюджетными: едем своей компанией на машине, сами планируем маршрут, не привлекая гидов. Но это возможно только на Кавказе, а вот на Камчатке, Алтае или в Тибете правила обязывают брать гида.

Со стороны это выглядит как просто подъем по тропе, переправа по бревну через реку и, возможно, подъем по снегу или льду. В более сложных походах встречаются более крутые склоны, сюда же добавляются скалы и тяжелые рюкзаки. Можно упасть в реку или на землю, подвернуть ногу, но для того чтобы этого избежать, надо знать специальные техники. Если это переправа по бревну, следует натянуть веревочные перила и, придерживаясь их, аккуратно переходить. На склонах надо использовать ледоруб или трекинговые палки. Если склон крутой, также используются веревочные перила. Чтобы избежать опасности, надо соблюдать свод правил, а людям в возрасте, как я, приходится еще и пить витамины, и препараты, разжижающие кровь.

Не надо думать, что горы и походы — это удел молодежи. В шестьдесят лет люди поднимаются и на Эверест, но, конечно, неподготовленный человек не сможет этого сделать. Но только потому, что он не владеет техникой, и потому, что он не заботился о своем здоровье на должном уровне.

Мне не нужен этот домашний уют, когда есть красота звездного неба, рассветы и закаты, скромные горные цветы, сталактиты, озера и вершины

Я встречаю много людей пенсионного возраста в горах и на соревнованиях по ориентированию — очень приятно смотреть, когда на крупных сборах есть группы людей 70–80 лет. Встречаю также семьи с очень маленькими детьми — я вижу, как дети учатся любить природу, помогать слабым и уважать старших, а старшее поколение вдохновляет на подвиги, потому что показывает пример того, как можно преодолевать страх и боль.

Впервые в горный поход я пошла в университете и не думала, что буду заниматься этим долго. Но когда у меня появились муж и двое детей, оказалось, что для любимого дела нет преград. Первый горный поход мы с семьей совершили, когда старшему было три года, а младшему — полтора. Мы носили детей на перевалы, устраивали игры и мини-соревнования, учили разжигать костры и пели походные песни.

Все мои друзья так или иначе относятся к людям, которые любят природу, путешествия, горы, и поэтому у меня с ними не возникает никаких разногласий. Но вот сотрудники на работе и родственники не понимают меня: у них в голове не укладывается, как можно получать удовольствие от ночевки на леднике в палатке, походов с рюкзаком в гору и нескольких недель без телевизора, ресторана и интернета. Мне не нужен этот домашний уют, когда есть красота звездного неба, рассветы и закаты, скромные горные цветы, сталактиты, озера и вершины. Я хочу получать удовольствие от пения птиц и шума водопада, до тех пор пока буду иметь силы передвигаться.

Основала свой театр для людей с ограниченными возможностями

В 2003 году я создала театральную студию для людей с инвалидностью, а в 2007-м, когда мне было 50, я перевела ее в официальный статус. Тогда у меня еще не было режиссерского образования, но через какое-то время я решилась получить его. Сначала я долго сомневалась в себе и не верила, что все делаю правильно.

Моему сыну при рождении поставили диагноз «спинномозговая грыжа». Тогда, в СССР, еще никто из врачей не знал, что это такое, и я не должна их винить за это. Сразу же после родов мне сказали, что такие дети живут максимум три года. Три года я мучилась от мысли, что мой ребенок вот-вот умрет, но когда этот срок наступил, врачи сказали, что, может быть, он протянет и до пяти. Это стало поворотным моментом: я решила, что больше не буду ждать сроков и просто проживу с ним короткую, но достойную жизнь. Сейчас моему сыну 36 лет — у него есть жена, а еще совсем скоро у меня появится внучка.

Когда-то я была с сыном в специальном лагере, где у мамочек текли слезы, ведь они понимали, что переживут своих детей. Многие из них пили, но я себе этого не позволяла. И тогда я заставила всех в лагере петь — устроила хор. Это был всплеск. И уже после того как мой сын завел семью и вошел в социальную жизнь, я вспомнила этот опыт и решила, что раз я когда-то смогла помочь людям справиться с депрессией, я должна продолжать делать это.

Я много езжу, много хожу, много вижу. Я чувствую свою гиперреактивность, и мне бы хотелось прожить в таком ритме еще двадцать лет, чтобы успеть добиться поставленных целей

Сейчас у меня есть театральный коллектив, который я считаю особенным, потому что в других подобных театрах большая часть актеров — это здоровые люди, а у меня играют только ребята с патологиями. На это уходит больше времени и сил, ведь на каждого нового человека нужно потратить пять лет, чтобы он полноценно вышел на сцену. Это долго, но это показывает, что театр — мощнейшая реабилитация. Он помогает людям так, как не помогают врачи.

Я верю, что в эту жизнь человек приходит, для того чтобы что-то сделать. Но еще мне с ними просто весело: с ребятами я не ощущаю тех лет, которые у меня есть, и чувствую себя так, как чувствовала в 25. Мы общаемся, играем, рисуем, дружим семьями. Даже если я не на работе, я шью костюмы для театра. Я трачу на парики, ткани и реквизит практически всю свою пенсию и небольшую зарплату, которую получаю как руководитель дополнительного кружка. Мне ничего для себя не нужно. Но я очень умиляюсь пенсионерам, которые приезжают к нам из Европы, ходят по городам в джинсах и майках, держатся за ручку. Наши пенсионеры совсем не такие — они привыкли пахать.

Подробности по теме

Специалист по поведенческой терапии Томас Хигби: «Экономически выгоднее, чтобы люди с особенностями жили в обществе»

Специалист по поведенческой терапии Томас Хигби: «Экономически выгоднее, чтобы люди с особенностями жили в обществе»

Я мечтаю, чтобы у нас было свое помещение со специалистами, которые могли бы учить ребят овладевать разными актерскими специальностями. Губернатор, конечно, выделил помещение, но на него нужен ремонт, и сейчас я ищу эти деньги. Это реальность, с которой я смирилась. Когда-то я была офицером и получала зарплату, на которую могла сама съездить в США без помощи и оплатить ребенку лечение. Но меня ужасает, что в нашей стране человеку с особенностями приходится просить помощи, а пенсионеру вкалывать на работе.

Сейчас я много езжу, много хожу, много вижу. Я чувствую свою гиперреактивность, и мне бы хотелось прожить в таком ритме еще двадцать лет, чтобы успеть добиться поставленных целей. Конечно, так жить можно только при правильном питании и образе жизни, но прожиточный минимум пенсионера рассчитан на то, чтобы человек ел много мучного и жирного, а я так не могу. Для стариков, которым помогают дети, есть множество организаций, где люди учатся тому, чему не успели научиться: языкам, танцам, игре в шахматы, — и это великолепно. Если у человека есть возможность, он должен обязательно всем этим заниматься, потому что бездействие укорачивает жизнь. Сейчас я жива только потому, что чувствую свою значимость. Если бы в моей жизни не было театра, то, может быть, и меня бы здесь не было.

daily.afisha.ru

Юмористический рассказ: “Фея на пенсии”

Яков Зискинд

- 1 -

Жила-была женщина средних лет Вера Ивановна. Она была тещей, так как большинство женщин, у которых есть дочери, рано или поздно становятся тещами. А в наши дни во многих семьях тещи, если хотите знать, являются главой дома. Да-да, именно главой дома! Дочь работает, ее муж, именуемый зятем — работает, внуки — в зависимости от возраста, либо учатся, либо улетают на край света строить новые города или добывать полезные ископаемые. А тещи — они дома, они, как когда-то говорили, — хранительницы очага, и все бытовые нагрузки и часто перегрузки ложатся на их добрые плечи. Разумеется, за их благородный труд зарплаты им никто не платит, а наоборот, эти столь полезные в доме женщины — любящие и безотказные матери и бабушки, отдают свои скромные пенсии на благо опекаемых ими семей.

Такой тещей была и Вера Ивановна. Ей недавно исполнилось... Впрочем, какая разница, сколько ей исполнилось? Во всяком случае, выглядела она моложе своих лет. Стройная, подтянутая, быстрая в движениях, с веселыми, синими глазами, она была мила и обаятельна. К тому же у нее был легкий, не обидчивый характер и многолетний опыт домашнего хозяйствования и разумного планирования семейного бюджета. Дочь Веры Ивановны — Катя — работала и заниматься хозяйством, естественно, времени не имела. Внучка Леночка была на первом курсе консерватории и тоже была всегда занята, зять Павел Сергеевич Макарцев — научный работник, кандидат исторических наук — аналогично, а внук Василий, который перешел в четвертый класс, был не только занят, но еще требовал от своей бабушки совместного прохождения полного курса десятилетки. Три класса они уже дружно одолели.

И Вера Ивановна — быстрая и ловкая в аккуратном фартучке и домашних тапочках, все успевала — и сготовить, и убрать, и сбегать в торговые точки, и сшить Леночке джинсы, не уступающие фирменным, и решить с Василием арифметические задачи с наполняемыми водой бассейнами и спешащими навстречу друг другу пешеходами.

С зятем Вере Ивановне повезло — добрый и внимательный. К сожалению, курит, зато не пьет. Не только образован, но и интеллигентен: скромен, порядочен и хорошо воспитан. А месяц назад зять Павлик растрогал Веру Ивановну: принес ей путевку в дом отдыха на южном берегу Крыма.

Вера Ивановна даже растерялась: разве она может уехать отдыхать и оставить свою великолепную четверку? Но Павлик стал ее убеждать, что каждый человек имеет право на отдых, Вера Ивановна столько лет не отдыхала. А насчет четверки пусть не беспокоится — они не пропадут! Словом, зять Павлик так красноречиво и доказательно уговаривал Веру Ивановну, что она, тяжело вздохнув, согласилась ехать в благословенный Крым, щедро одаренный солнцем, морем и фруктами.

Через несколько дней вся семья проводила ее на Курский вокзал и, усадив в мягкий вагон, топталась на перроне, глядя на взволнованную Веру Ивановну, которая, стоя в вагонном окне, давала последние указания, как им жить без нее.

Наконец поезд тронулся и Вера Ивановна, одновременно улыбаясь и плача, долго махала им голубым платочком. Ее слезы и испуганно-смущенная улыбка тут же вызвали ответную реакцию у провожающих: и Катя, и Леночка, и даже внук Василий вот-вот готовы были заплакать, да и у Павлика возникла необходимость протереть стекла очков. А поезд, прибавляя ход, выскочил из-под крыши перрона и, освещенный жарким солнцем, покатил на юг. Еще раз мелькнул голубой платочек Веры Ивановны и скрылся вдали.

- 2 -

Через три дня семья Макарцевых особенно остро почувствовала отсутствие Веры Ивановны. И не случайно. Четверо здоровых молодых людей, отличавшихся завидным аппетитом, без особого труда справились со всеми запасами продовольствия, которые оставила заботливая хранительница очага. Хлебница была пуста, сухарница и ваза с печеньем тоже, холодильник зря расходовал электроэнергию. Вот почему воскресное утро, когда нечего и не на что было мазать, вызвало в доме небольшой конфликт. Все хотели есть, но ни у кого не было времени пойти за едой: Катя заняла в парикмахерской очередь на укладку, Леночке нужно было срочно переписать ноты, а Василий спешил на тренировку дворовой футбольной команды «Мотылек».

Конфликт завершился так: Катя пошла в парикмахерскую, Леночка в молочную, Василий (одна нога — здесь, другая — там!) в булочную, а Павел Сергеич обязался сварить гречневую кашу, так как в кухонном шкафу был обнаружен пакет гречневой крупы, под названием ядрица.

Когда все члены семьи разбежались в разные стороны, Павел Сергеич надел пестрый фартучек Веры Ивановны, поправил на носу очки и стал разглядывать вышеназванную ядрицу. Крупа как крупа! Серые крупинки, одни больше, другие меньше, одни темно-серые, другие светло-серые... Но как из этих крупинок получается каша, Павел Сергеич представлял смутно. К счастью, зазвонил телефон. Павел Сергеич снял трубку и очень обрадовался: звонил его друг доктор химических наук Сырников.

— Хорошо, что ты позвонил, — сказал Павел Сергеич. — Ты можешь мне объяснить секрет приготовления гречневой каши?

— Гречневой каши? — удивился Сырников. — А зачем тебе секрет гречневой каши? И с каких пор это секрет?

— Понимаешь, — перебил его Павел Сергеич, — Вера Ивановна уехала в дом отдыха, и я ее, так сказать, вызвался заменить.

Все ингридиенты будущей каши у меня есть. Крупа, вода, масло и соль, но технологию создания каши я представляю смутно.

— Технология, по-моему, удивительно простая, — подумав, сказал Сырников. — Берется вода, крупа, масло и соль и все это смешивается...

— А как смешивается? Надо бросать крупу в воду или воду наливать в крупу?

Сырников снова подумал:

— Очевидно, крупу следует сыпать в воду.

— Хорошо, — согласился Павел Сергеевич, — наливаю воду и всыпаю крупу... И ты уверен, что получится каша?

— Позволь, ее ведь надо варить, — вспомнил доктор химических наук.

— Ну, сварю, — вновь согласился Павел Сергеич. — А когда следует класть масло?

— Потом, — твердо сказал Сырников. — Впрочем, подожди, сейчас я спрошу у своей тещи. Не вешай трубку.

Пока Сырников выяснял у тещи технологию приготовления гречневой каши, Павел Сергеич с грустью думал о Вере Ивановне: «Какая она милая, прекрасная женщина... Заботливая, любящая... По сравнению с другими тещами — она обыкновенный ангел! Ведь я впервые в жизни столкнулся с приготовлением каши. А все ведь она, бедняжка!»

Это была первая мысль. А вторая была несколько другой: «До чего же несправедлива судьба. Я варю гречневую кашу, а Вера Ивановна отдыхает на юге! Ну? Есть на свете справедливость?»

- 3 -

А Вера Ивановна действительно отдыхала на юге. И как! Именно в это время она завтракала в столовой своего дома отдыха. Белозубая официантка с тугими, розовыми щеками и синими, неправдоподобно длинными ресницами предложила ей, в дополнение к сытному и обильному завтраку, еще манную кашу. Вера Ивановна отказалась. Во-первых, она была уже сыта, во-вторых, как и полагается каждой разумной женщине, берегла фигуру.

После завтрака она решила сходить на почту, отправить письмо своим дорогим и любимым и вскоре, изящная и в меру кокетливая, в элегантном платье и соломенной шляпке, шла по ялтинской набережной.

И до чего же это было приятно, не спеша шагать по нагретому солнцем асфальту с небольшим ридикюлем, а не тяжелыми хозяйственными сумками, соображая на ходу, куда забежать раньше, в «Булочную» или в «Гастроном», в «Полуфабрикаты» или «Дары русского леса».

И Вера Ивановна невольно думала о том, до чего же хорошо на юге. Создавалось такое впечатление, словно вы попали на праздник, до того вокруг было шумно и весело. Все время звучала музыка, доносившаяся с небольших корабликов, на которых отдыхающие совершали морские прогулки. Музыка доносилась из открытых дверей кафе и из бесчисленных транзисторных приемников, которые курортники с удовольствием таскали с собой.

Потом Веру Ивановну, которая много лет не была на юге, крайне удивляли и смущали костюмы отдыхающих — излишне откровенные сарафаны и предельно стянутые брючки девушек, легкомысленные шорты пожилых мужчин, огромные противосолнечные очки...

Но все равно здесь было поразительно интересно и весело. Не жизнь, а масленица! Наверняка, если всю жизнь жить в доме отдыха, можно здорово продлить свою жизнь!

- 4 -

Большинство людей знает по личному опыту, что ничто так быстро не кончается, как отпуск. Кончился и отпуск Веры Ивановны, и она вернулась в Москву. За двадцать четыре дня, проведенных на юге, она загорела и помолодела лет на десять. На ее миловидном кофейном лице ярче засверкали зубы, заблестели глаза и заиграла улыбка.

Вера Ивановна вошла в свой подъезд и вызвала лифт. Внезапно она почувствовала острый запах подгоревшей колбасы и, когда поднялась на лестничную площадку пятого этажа, поняла, что этот запах доносится из их квартиры. Вера Ивановна нетерпеливо позвонила. Дверь ей открыл Павлик. Он был небрит, поверх грязной пижамы был надет некогда нарядный фартучек Веры Ивановны, а сейчас еще более грязный чем пижама.

За спиной Павлика вился синий колбасный чад, разрезанный солнечными лучами на неровные части.

— Здравствуй, Павлик! — испуганно произнесла Вера Ивановна.

— Здравствуйте, Вера Ивановна, — обрадовался Павлик.

— Как я поняла, вы жарите колбасу.

— Да, — подтвердил Павлик и добавил: — У нас на обед яичница с колбасой и гречневая каша.

Вера Ивановна с интересом взглянула на Павлика, опустила на пол чемодан и молча прошла на кухню, где ее глазам открылось ужасное зрелище, которое могло бы легко сойти за фрагмент знаменитой картины Карла Брюллова «Последний день Помпеи».

Вера Ивановна всплеснула руками, подошла к плите и двумя пальцами брезгливо подняла крышку одной из кастрюль.

— Что это? — спросила она Павлика.

— Гречневая каша!

— Вот это — каша? По-моему, этим лучше всего клеить обои, — Вера Ивановна хотела опуститься на стул, но, оглянувшись, вовремя спохватилась и осталась стоять.

— Где Катя? — спросила Вера Ивановна.

— За городом, — ответил Павлик и близоруко склонился над догорающей колбасой.

— Как за городом? — не поняла Вера Ивановна и выключила газ под сковородкой.

— Повезла Василию в лагерь передачу, — объяснил Павлик.

— А Леночка?

— В консерватории, — ответил Павлик и поинтересовался: — Почему вы не дали телеграмму, я бы встретил...

Вера Ивановна, не отвечая, подошла к холодильнику и открыла его тяжелую дверь.

— Боже мой! У вас же пустой холодильник!

— Как — пустой? — даже обиделся Павлик.

— Если вы считаете, что бутылка шампанского, кефир и банка старого хрена именно то, что должно быть в холодильнике...

— Шампанское — к вашему приезду! — объяснил Павлик.

— Спасибо. А зачем хрен?

Павлик промолчал, а потом, заглянув в холодильник, сообщил:

— Я как раз собирался за продуктами, но сперва хотел приготовить обед...

— Вот это обед? Сожженная колбаса и клейстер для обоев?! — сокрушенно произнесла Вера Ивановна и, забыв об осторожности, опустилась на стул. — И давно вы живете в таком хлеву? У меня впечатление, что пыль в последний раз вытирала я... А пол? К вам что, приходили лошади?

Павлик с тоской посмотрел на Веру Ивановну, потом светло улыбнулся:

— Ах, Вера Ивановна! Слава богу, вы приехали, и все образуется.

— Нет, Павлик, не образуется! — твердо произнесла Вера Ивановна. — Сядьте, предстоит серьезный разговор.

— Вы меня пугаете, Вера Ивановна, — обеспокоенно проговорил Павлик и опустился на табурет.

— Ничего страшного, — успокоила его Вера Ивановна, а потом, после паузы, виновато пожав плечами, сообщила: — Я, Павлик, влюбилась!

— Вы?!

— Я! — кивнула Вера Ивановна. — А что? Не имею права? Мне, между прочим, не девяносто.

Павлик обреченно молчал.

— Там, на юге, я встретила одного прекрасного человека... Он — ленинградец. Архитектор. Он проводил меня до Москвы. Поэтому я не дала телеграммы...

Павлик мрачно молчал.

— Он моего возраста, — продолжала Вера Ивановна. — Тоже одинокий и тоже ревматик. Мы познакомились на почве ревматизма. На ваннах.

— На каких ваннах? — поинтересовался Павлик.

— Родоновых. Сидели в очереди и обменивались медицинскими советами и народными средствами. Он удивительный специалист в этой области. Знает больше любого профессора, — торопливо сообщила Вера Ивановна.

— И как?

— Что — как? — улыбнулась Вера Ивановна. — Вы встречали человека, который излечился бы от ревматизма? Я тоже не встречала... Но бороться с ревматизмом вдвоем — все-таки куда приятнее, — Вера Ивановна помолчала, а потом, сверкнув глазами, сказала: — Ах, Павлик! Если б вы знали, как он красиво ухаживал...

Другие смешные юмористические рассказы

Copyright © 2008-2019, xa-xa.biz

При цитировании и использовании материалов сайта в сети Интернет гиперссылка на xa-xa.biz является обязательной.

xa-xa.biz

Рассказы о прошлом. Пенсионеры

                      5-летие женского патриотического клуба, основанного матерью. 2006Задело признание телеведущего: «Самый сильный страх – почувствовать себя никому не нужным. Когда человека выталкивают на пенсию и он становится ненужным, у него густеет кровь. Пенсия – это преступление». То-то все считают дни и годы до этого «преступления». Слышу здесь привычный и отвергнутый мотив функциональности, мотив сапожной щётки. Если согласиться, то я давно должен опочить от непроходимости крови. А я живу и не отчаиваюсь, дело не пытаю и от дела не лытаю. Доля истины есть, для многих пенсия – начало конца. А для многих – освобождение и второе рождение. Прекрасно выразился древний эллин: «Я родился на свет для наблюдения солнца, луны и неба». Следопыты, садоводы и огородники, бродяги-путешественники, мастеровые, поэты, коллекционеры, музыканты и краеведы – это всё пенсионеры. Они не беспокоятся, нужны или нет, а с увлечением исполняют своё предназначение. Страх в другом: не чувствовать своей незаменимости. В чертеже мироздания я – закорючка, завиток, но стереть его без последствий нельзя: изменится конфигурация чертежа. Исчезновение любого вида вызывает озабоченность и тревогу биологов: обедняется книга природы, выпадают целые страницы. И я такой же вид, как редкая бабочка, птица, растение и обязан пройти все циклы развития – дубликат не предусмотрен.

Летом 2006-го мне написал из Владимира 68-летний Вячеслав Лосев: он прочитал мои книги и захотел познакомиться. Лосев – потомок государственных крестьян из деревни Федурново, что в 20 верстах от Владимира (ныне Собинский район, где я работал на заводе). Дед, родители и мальчик учились в добротной земской школе, построенной на деньги лесоторговца Ф.Наживина; его сын Иван стал видным русским писателем и умер в эмиграции (1874 – 1940). Так, через узелок-школу, переплелись судьбы купеческого и крестьянского сыновей. В

1953 г. 15-летний Слава Лосев пришёл пешком со справкой сельсовета во Владимир: смерть Сталина раскрепостила колхозников и открыла деревенскому пареньку дорогу в новую жизнь. Он окончил авиамеханический техникум, отслужил в армии и после учёбы в политехе работал конструктором на знаменитом Владимирском тракторном заводе, а в последние годы – мастером в профтехучилище. Наступила пенсионная пора, чем заняться любознательному труженику помимо охоты, рыбалки и огорода? Хватать последние наслаждения и удовольствия? Холить здоровье и всеми способами выжимать из жизни лишний годок? Копить деньги? Нет, даровитый русский человек обязательно найдёт дело для ума и души, а заодно – и для ближних. Лосев зарылся в архивы и составил подробную родословную своих предков, одновременно пенсионер разыскивает материалы о любимом Наживине и сделал несколько публикаций в областной газете. Он и меня попросил навести справки в омских библиотеках, хочет собрать все русские издания писателя-земляка. Вот и разберись: время подчиняет нас или мы подчиняем время.
Page 2

www.chitalnya.ru

Смешные истории про пенсию и пенсионеров!

Ваш выход на пенсию, это не начало старости, это шанс, начать более весёлую и беззаботную жизнь, чем была у вас прежде!

Мудрость матери.

Очень взрослая дочь, высказывает претензии, своей престарелой матери:

— Мама, ты всю мою семейную жизнь, советуешь мне терпеть мужа и не разводиться! Хотя прекрасно знаешь, что он алкаш и бабник!

— Понимаешь доченька, в старости, он по любому бросит пить и гулять из-за своего здоровья.

— Ну и что?

— А то, что в старости лучше иметь две пенсии, чем одну! — Ответила мудрая мать.

Грустный совет.

Десятилетняя внучка, подбегает к своему старому дедушке и спрашивает:

— Деда, а деда, что мне нужно сделать, чтобы у меня в старости, пенсия была в два раза больше твоей?

— Поскорее эмигрировать в Европу. — Грустно отвечает дедушка.

Не обидно.

В поликлинике, на лавке в очереди к врачу, сидят два старых деда и ведут неспешный разговор:

— Ой, Кузьмич, не могу больше, всё болит, сил нет болеть! — Жалуется первый дед.

— Так ты, наверное, в молодости сильно пил и поэтому у тебя сейчас всё болит?

— Что ты, капли в рот не брал!

— Тогда, наверное, курил?

— Ни одной сигареты, за всю жизнь!

— Ну, а по части женского пола, наверное, ходок был?

— Нет, только с женой!

— Ну и дурак ты Петрович! — Сделал заключение Кузьмич.

— Почему это дурак?

— Да потому что, я всю жизнь пил, курил, по бабам бегал и у меня тоже всё болит, так мне хоть не обидно!

Стишок.

Отмечали мы юбилей, моего девяностолетнего прадеда. Старик уже, мягко говоря, совсем плохо соображал, поэтому весь вечер, тихо сидел на центральном месте, пил свой компот и мило всем улыбался. Вдруг, после очередного тоста за его здоровье, старик громким голосом, позвал сына:

— Сынок, иди сюда, встань на табурет и расскажи гостям стишок, который ты выучил!

Секунд десять, за столом стояла гробовая тишина, после которой, раздался дикий хохот гостей! Сыночку на тот момент, уже исполнилось шестьдесят девять лет.

Друзья дедушки.

Семилетний сын, подходит к отцу и таинственно говорит:

— Папа, представляешь, у нашего дедушки, есть воображаемые друзья!

— Почему ты так решил? — Интересуется отец.

— Когда я захожу к нему в комнату, он всегда говорит: «Посмотрите, кто к нам пришел!». Вот кому, по-твоему, он предлагает на меня посмотреть?

Берегите своих стариков, старайтесь их не расстраивать, своим равнодушием и невниманием! Ведь только они, дадут вам мудрые советы и пожалеют, в трудные моменты жизни!

Поделись этими смешными историями с друзьями, пусть у них тоже поднимется настроение!Предыдущая статьяPreviousСледующая статьяДальше

myformat.co

Как прожить на пенсию: поучительные истории бабы Нади и других пенсионеров

18.08.2017 11:13

Моя соседка баба Надя постоянно жалуется на свое материальное положение, убеждая окружающих, что до следующей пенсии она точно не доживет. Но все же ей это как-то удается.

Я узнала, что баба Надя получает минимальную пенсию, которая в нашей стране с мая 2017 года составляет 1312 гривен. Субсидию моя соседка оформить не может, так как в ее однокомнатной квартире прописан работоспособный внук. В среднем 600 гривен женщина ежемесячно отдает за коммунальные услуги (без отопления), приблизительно 400 гривен уходит на покупку лекарств. Еще около 100 гривен старушкиного бюджета проедает домашний любимчик – рыжий кот Яшка. Итак, на реализацию жизненно важных потребностей остается всего 212 гривен.

Я попробовала прожить на эти деньги и расскажу, что из этого вышло.

Взяв с собой 212 гривен, я отправилась в магазин. Первым делом, положила в корзинку самое необходимое: рис, гречку, чай, сахар, растительное масло и пачку макарон. Затем, решила приобрести еще килограмм муки, чтобы при случае можно было что-нибудь испечь. Продукты старалась выбирать подешевле, где это представлялось возможным, но все же макароны собственной торговой марки супермаркета я взять не решилась, так как понимала, что их придется есть. И когда «глобальный вопрос» был решен, я приступила к выбору еды на день насущный. В моих планах был борщ, картофельное пюре с мясной подливой и салат из сезонных овощей.

Собрав все продукты, подошла к кассиру. Стоимость моей покупки составила 298 гривен 47 копеек. Понимая, что ради чистоты эксперимента мне придется что-то оставить на кассе, сделать свой выбор я так и не смогла. Рассчиталась за товар кредитной картой. В общем, на минимальную пенсию не прожила и дня.

Как же на эти копейки живут пенсионеры?

Пять способов выживания

Несмотря на доступные социальные блага (льготный транспорт и относительно бесплатная медицина) и помощь, которую оказывает государство и различные благотворители, без смекалки и житейских хитростей на «минималку» не прожить. Я ни в коем случае не пропагандирую нарушение закона — я хочу рассказать, на что толкают наших пенсионеров жизненные обстоятельства.

Способ ПЕРВЫЙ. Горячительный

Способ выживания бабы Нади известен всем, кто с ней знаком. Местные алкоголики отзываются о ней, как о гуру самогоноварения. «Самогонным бизнесом» женщина занимается уже несколько лет, что вызывает раздражение соседей и негодование родственников ее клиентов. Но, к счастью, баба Надя еще может за себя постоять: используя ненормативную лексику, а иногда даже пуская в ход кулаки, старушка разъясняет недовольным, что делает это, чтобы не умереть от голода. Перед ее очарованием не в силах устоять даже участковый, который, к слову, тоже иногда захаживает к старушке.

Способ ВТОРОЙ. Высоковольтный

Еще один мой знакомый пенсионер Борис Ефимович рассказал о своем экстремальном способе экономии на коммунальных услугах. Раз в месяц он приглашает к себе ребят, которые перематывают назад показания счетчиков, не повредив при этом пломбы. В качестве гонорара за свои услуги эти люди берут половину стоимости ликвидированных киловатт и кубометров.

Ничего постыдного в своих действиях мужчина не видит.

 – Государство меня обворовывало всю жизнь и продолжает это делать! – говорит он. – Я просто борюсь за справедливость!

Способ ТРЕТИЙ. Утомительный

Некоторые пенсионеры, несмотря на преклонный возраст, умудряются найти себе подработку. Как правило, это – низкооплачиваемый труд без какого-либо оформления трудовых отношений.

– Я работаю уборщицей в аптеке, – рассказывает бывшая учительница физики Валентина Олеговна. – Для безбедной старости мне не хватило трудового стажа. В молодости, после того как у меня родилась дочь, я «поставила крест» на карьере и посвятила себя семье. Мой супруг достаточно зарабатывал, чтобы мы ни в чем не нуждались. У нас остались немалые сбережения «на книжке». Но в один миг все рухнуло… На сегодняшний день я – вдова, а моя дочь отбывает срок в исправительной колонии. Денег катастрофически не хватает. Вот и приходится мыть полы за 70 гривен в день. Слава Богу, хоть здоровье еще осталось…

Способ ЧЕТВЕРТЫЙ. Дачный

Намного больше повезло старикам, сумевшим нажить какой-нибудь дачный участок.

– Не знаю, что бы я делала без своей «фазенды», – говорит пенсионерка Наталия Андреевна. Пенсия у женщины, по сравнению с ее знакомыми, не маленькая. Но и этих денег ей не хватает. Летом Наталия Андреевна перебирается жить на дачу, которая находится в ста километрах от Одессы, а свою городскую квартиру сдает в аренду отдыхающим. На загородном участке она выращивает овощи, фрукты и цветы. Часть урожая женщина оставляет для собственных нужд, а остальное по вечерам продает на мини-рынке. Сколько удается заработать за весенне-летний сезон, пенсионерка предпочла оставить в тайне, но в целом своим заработком она довольна. 

Способ ПЯТЫЙ. Семейный

А вот семейная пара Виктор и Светлана Кузнецовы вообще не имеют представления о том, какую пенсию им платит государство. В свои 78 лет они живут в полном достатке и благополучии.

В чем их же секрет?

– Большая и дружная семья! Вот – наш секрет! – приоткрыли завесу тайны супруги. – У нас трое детей и семеро внуков. Старший сын сейчас живет в Одессе. У него свой маленький бизнес. А младшие дети – за границей. Всю молодость мы посвятили их воспитанию и образованию. Времена были разные. Иногда было очень тяжело. Но в нашей семье всегда царили любовь и взаимоуважение, именно поэтому нам удалось вырастить из них достойных и успешных людей. Когда-то мы окружали детей теплом и заботой, и теперь то же самое получаем от них.

Мораль сей басни такова...

Последняя история невольно заставляет задуматься. Выходит, о своей старости нужно позаботиться задолго до того, как она покажется на горизонте. И лучшие инвестиции в будущее – не взносы в пенсионный фонд, не банковские счета и сбережения. Лучшие инвестиции – это наши дети, возможно, внуки. Только от них зависит, как мы будем доживать свои дни. Может, осознание этой истины кому-то поможет избежать ошибок, а кто-то поймет, что у него еще есть время их исправить.

И все же сегодня большинству пенсионеров приходится надеяться на себя, потому что не у многих дети занимаются бизнесом или живут за границей, а государственные социальные программы если и работают, то с большим скрипом, да и маловато их. В общем, помните, что спасение утопающих — дело рук самих утопающих.

Екатерина Квашнина

К списку новостей

www.uarp.org

Реальные истории новой жизни на пенсиив закладки 20

Фотограф из России Владимир Яковлев создал серию снимков необычных людей в возрасте. Они способны на то, что не под силу многим молодым. По мнению фотографа, эти кадры могут выступать как мощный стимул для новых достижений для людей любого возраста.

Айвон Доль посвятила свою жизнь фигурному катанию. В возрасте 80 лет она попала в автомобильную аварию. Вопреки рекомендациям врачей, которые запретили ей занятия спортом, она не бросила фигурное катание и даже в таком преклонном возрасте занимает призовые места на соревнованиях.

Нина Мельникова и Антонина Куликова начали занятия айкидо, когда им обеим было по 70 лет. Они тренируются два раза в неделю по три часа на протяжении пяти лет.

В 56 лет Джоанна Каас начала заниматься гимнастикой. С тех пор она стала известной персоной в мире гимнастов и остается верна этому виду спорта на протяжении тридцати лет.

Пат Мурхэд – профессиональный парашютист. Свой 80-летний юбилей он отметил прыжком с группой с высоты в 4 км.

Грета Понтарелли в возрасте 59 лет, после того, как врачи поставили ей диагноз “остеопороз” и рекомендовали заняться спортом. Грета хотела найти  “что-то не скучное” и в итоге выбрала пол дэнс (танцы на пилоне, а попросту говоря, на шесте). Несмотря на возраст, она достигла немалых успехов и регулярно получает награды на соревнованиях.

Монтсеррат Мечо в свои 78 с удовольствием прыгает с парашютом, занимается дайвингом и плаванием. По ее собственным словам, ее занятия приносят ей ощущение счастья.

Ллойд Кан, основатель издательства, начал заниматься скейтбордингом в 65 лет. В первый же год он получил серьезную травму, поэтому он всегда экипирован и не делает сложных трюков, однако это не мешает ему кататься вот уже на протяжении 14 лет.

После 40 лет работы на стеклозаводе, Дуан Дзинфу обнаружил, что его тело совершенно потеряло гибкость. Это подтолкнуло его к занятиям акробатикой. С тех пор прошло 13 лет и сейчас он демонстрирует настоящие чудеса гибкости.

На вечеринке по случаю дня рождения ее внука, Рут Флауэрс была так впечатлена выступлением диджея, что решила освоить это мастерство. Возраст в 68 лет не стал помехой новому увлечению. Она стала известна под псевдонимом Mama Rock и выступала на крупнейших танцевальных площадках Европы и США. Ее не стало в возрасте 83 лет.

Эти люди как нельзя лучше доказали всему миру, что никогда не поздно начать что-то новое, а все ограничения – лишь у нас в голове.

Янв 20, 2016

boltai.com


Смотрите также

 


СодержаниеКарта сайта

Пенсионный консультант © 2020 Все права защищены.