Персональный пенсионер союзного значения


Персональный пенсионер - палач-любитель союзного значения

Previous Entry | Next Entry

astori_18Дмитрий Успенский - образцовый подполковник внутренней службы, начальник множества лагерных подразделений. Его послужной список весьма внушителен, а работа отмечена орденами. Но многие знают Успенского под прозвищами «палач-любитель», «Соловецкий Наполеон», «художник». Чем же образцовый чекист их заслужил?

Дмитрий Владимирович Успенский родился в 1902 году в семье священника. На пороге революции он понял, что с такой биографией ничего хорошего ждать от советских властей ему не придется - анкеты, гонения, ссылки - и нашел выход из ситуации - убил собственного отца и объяснил свое деяние классовой ненавистью. Убийство по столь весомым идейным убеждениям в то время считалось не самой тяжелой формой преступления, поэтому Успенский был осужден на 10 лет. Освободился он спустя год, причем впоследствии судимость была аннулирована.В 1920 году Успенский начал службу в ВЧК, а в 1927-м его направили в Соловецкий лагерь особого назначения. Там он довольно быстро занял пост начальника воспитательно-просветительского отдела. Только вот на самом деле его деятельность не имела отношения к воспитанию и просвещению. Он был настоящим лагерным палачом не по должностной инструкции, а по желанию. Успенский не обязан был заниматься казнями и делал это, как говорил он сам, «из любви к искусству». За это он и стал обладателем прозвища «палач-любитель».Начальник воспитательно-просветительского отдела Соловецкого лагеря многократно принимал участие в расстрелах. Наиболее известными стали три эпизода. Ночью с 28-го на 29 октября 1929 года Успенский сам участвовал в массовом расстреле, жертвами которого стали 400 человек.Его поступок был высоко оценен руководством, он практически сразу получил должность начальника Соловецкого отделения УСЛОН. В 1930 году вскоре после повышения Успенский проявил инициативу к расстрелу набожных крестьян, выходцев из Сибири и Поволжья. Его искренними стараниями были убиты 148 имяславцев.20 июня 1931 года «палач-любитель» расправился с женщиной-инвалидом, анархисткой Евгенией Ярославской-Маркон. Причиной для казни послужило возведенное на нее Успенским обвинение в том, что она «готовила на него покушение». Во время выстрела она предприняла попытку к бегству, и Успенский промазал. Тогда он догнал женщину, ударил ее рукоятью нагана и, упавшую без чувств, топтал ногами, пока она не умерла.За время своей службы на Соловках приобрел Успенский еще одно прозвище -«Соловецкий Наполеон». И было тому несколько причин. Во-первых, подобно своему великому прототипу Дмитрий Владимирович был фигурой противоречивой - с одной стороны, изверг и беспринципный убийца, с другой, - грамотный руководитель, который, несмотря ни на что, проводил свою жесткую политику и получал лишь похвалы высшего руководства за примерную службу.Его масштабные планы, беспринципность действий и абсолютная безжалостность также были отражены в этом прозвище, которым его наградили заключенные и подчиненные. Некоторые очевидцы также утверждали, что Дмитрий Успенский имел некоторые схожие черты с великим и ужасным Бонапартом.Занимая руководящий пост в лагере, Успенский творил все что хотел: пьянствовал, бесчинствовал и вершил свой суд над заключенными. Женщин он насильно принуждал к сожительству. Его действия получили широкую огласку после принуждения к близости Натальи Андреевой. Так как случай этот был не единственный, в 1932 году Дмитрий Успенский попал под следствие. Но имеющий доброе расположение к «палачу-любителю» первый замнаркома ОГПУ Г. Г. Ягода дело прекратил.Пострадавшую женщину освободили, а Успенского заставили взять ее в супруги. В качестве подарка на свадьбу Успенский получил от Ягоды назначение на должность начальника Белбалтлага. С этого момента он стал распорядителем жизней и судеб огромного количества «строителей коммунизма», возводивших Беломорканал.Что касается его жены, так она сбежала при первой же возможности, но одаренный властью муж ей отомстил - ее вновь арестовали и приговорили к 8 годам лагерей.Заняв руководящий пост в новом лагере, Успенский не изменил своего привычного поведения. Прозвище «Соловецкий Наполеон» настолько прочно слилось с личностью Успенского, что «кочевало» из лагеря в лагерь. В Белбалтлаге он по-прежнему проявляет жестокость, участвуя в разного рода наказаниях. Единственное, после судебного прецедента, - он стал аккуратнее в отношениях с женщинами-заключенными.В 1936-1937 годах Успенский возглавлял Дмитлаг - один из крупнейших концлагерей в системе ГУЛАГ. Здесь его поведение приобрело новый масштаб - многие расправы он перекладывал на своих помощников и подчиненных, к тому же тех, кто подходил на роль потенциальных жертв, было так много, что расправиться со всеми лично не представлялось невозможным.Любимым «развлечением» Дмитрия Владимировича здесь стали казни молодых привлекательных женщин. Делал он это изощренно. Перед казнями Успенский заставлял женщин позировать обнаженными, делая карандашные зарисовки. Из-за этого увлечения он заслужил еще одно прозвище - «художник».После снятия с должности наркома НКВД Николая Ежова участь таких, как Успенский, была определена их вели на расстрел. И здесь Успенскому повезло больше остальных - после беседы с чекистом Влодзимирским его «сослали» в Нарьян-Мар, поручив руководить Заполярлагом.Интересно, что здесь он расстался со своими «художествами» и бесчинствами. По утверждению современников, Успенский получил предупреждение: одна подобная выходка - и расстрел. Такая смена тактики доказывает, что причиной его зверств были не убеждения, не отклонения в психике, а безнаказанность и вседозволенность.Впоследствии Дмитрий Успенский занимал руководящие посты в разных лагерях в отдаленных уголках страны. В его карьере значатся Севпечлаг, Переваллаг, Нижамурлаг, Сахалинлаг.В 1952 году он был уволен из Министерства государственной безопасности, а 17 марта 1953-го Успенского отправили на пенсию, присвоив звание «Персональный пенсионер союзного значения». Палач прожил долгую жизнь и умер своей смертью в 1989 году.

via

Tags:

astori-18.livejournal.com

Карта слов и выражений русского языка

Например: зачастую продуктивный турник наслаждение массаж

  • найти синонимы и сходные по смыслу выражения;
  • изучить сочетаемость слов русского языка;
  • посмотреть примеры употребления слов и словосочетаний в контексте;
  • найти толкования слов и устойчивых выражений;
  • изучить сеть словесных ассоциаций;
  • посмотреть разбор слова по составу и сходные по морфемному строению слова;
  • посмотреть таблицы склонения существительных и прилагательных, а также таблицы спряжения глаголов.

Слова и выражения в русском языке неразрывно связаны между собой миллионами невидимых нитей. Мы слышим слово снег и в нашей голове тотчас же вспыхивают россыпью ассоциации: зима, снежинки ❄, Дед Мороз 🎅, снеговик ⛄, ёлка 🎄 и десятки других.

КартаСлов.ру — это онлайн-карта слов и выражений русского языка. Здесь связи между словами обретают осязаемую форму.

При создании сайта мы использовали самые последние достижения в области компьютерной лингвистики, машинного обучения и искусственного интеллекта, опираясь при этом на мощнейшую теоретическую базу русского языка, созданную выдающимися советскими и российскими учёными-языковедами.

Начните своё путешествие с любого слова или выражения, переходя по ссылкам на соседние участки карты. Сейчас представлены три вида связей — ассоциации, синонимы и сочетаемость; в будущем мы обязательно добавим словообразовательные и вертикальные отношения между словами.

Для всех представленных на карте слов и выражений показаны примеры употребления в контексте. При этом, используя поиск, вы всегда можете выйти за пределы расчерченной области.

Мобильное приложение

Установите мобильное приложение «Карты слов» на своё устройство, работающее под управлением Android:

Сообщество

Вступайте в наши сообщества во ВКонтакте и в Фейсбуке, где мы регулярно публикуем новости проекта и общаемся с нашими пользователями.

kartaslov.ru

ПЕРВЫЙ ПЕРСОНАЛЬНЫЙ ПЕНСИОНЕР. И ЗАМЕЧАТЕЛЬНЫЙ РУССКИЙ ИЗДАТЕЛЬ

СЫТИНЫ

Издательская империя

Первым персональным пенсионером союзного значения в 1928 году стал бывший российский медиамагнат и книгоиздатель, бывший мультимиллионер, бывший «эксплуататор трудового народа» Иван Дмитриевич Сытин.

Интерес к книгам

Есть люди, которые учатся всю жизнь. Кому-то для нормального образования достаточно десяти лет. Ивану Сытину вполне хватило трех. Становиться, по примеру отца, волостным писарем он не собирался. А хотелось ему пойти, как дядя, по торговой линии и торговать в Нижнем Новгороде мехами. 12-летний парнишка считался в родном костромском селе Гнездниково уже вполне самостоятельным человеком. А он и впрямь был самостоятельный. Взял да махнул в Нижний, не спросясь отца. У дяди дела шли неважно, а тут еще родственник, от которого вреда больше, чем пользы: хоть и помогал перетаскивать шкурки, и подметал в лавке, да ведь его кормить надо было… Поработал Иван у дяди два года и уехал в Москву, к дядюшкину знакомцу, купцу-старообрядцу Петру Шарапову.

Шарапов звезд с неба не хватал, ходил к обедне и к вечерне в церковь и торговал книжками и лубочными картинками. Лубок – не лиса, рубль с него не возьмешь, возьмешь 5 копеек. Но зато и народу в московскую лавку ходило куда больше, чем в дядюшкину новгородскую. А лубки были интересные – и смешные, и поучительные, и жалостливые. Были и такие, которые хозяин до поры смотреть мальчику не велел и за которые постоянно исповедовался перед духовником, но продавать их не переставал, а помощника поучал:

– Вот вырастешь, Иван, и так, как я, не делай. Торгуй с разбором. Ведь не любая деньга от Бога, не любая в пользу идет.

Однако Иван наблюдал обратное и прекрасно понимал, что ценна каждая копейка, как бы ни была она добыта. Главное – потом «повернуть» ее правильно.

Книжки нравились ему все больше. После закрытия лавки он выбирал ту, что потолще, и, благо хозяин разрешал, открыв ее на любом месте, долго читал. Для хозяина это было сплошным разорением: натуральные стеариновые свечи стоили в ту пору недешево. Но купец мальчонку любил. Да и как не любить – смышленый, работящий, во всем слушается. Своих детей у Петра Николаевича не было, поэтому он частенько ерошил волосы на голове у воспитанника и ласково ему говорил:

– Работай, Ваня, все твое будет.

А паренек был действительно смышленым. Увидев, что дорогущие полные собрания сочинений модных авторов, если вдруг обнаруживался некомплект, резко падали в цене, он изредка стал «припрятывать» отдельные тома. Потом винился хозяину, что у него «украли книгу», честно платил за нее из своего пятирублевого жалования, к примеру, 1 рубль 20 копеек, чуть погодя выкупал оставшиеся тома за 5 рублей, добавлял недостающий том, припрятанный, и все сбывал букинистам-барышникам с Никольского рынка за 15. Полученный доход он не прогуливал, но аккуратно складывал, копеечка к копеечке, а в тяжком грехе обмана (кражей он свои деяния не считал, ведь за все было заплачено) сразу же честно сознавался отцу-духовнику и быстро получал прощение. Хозяев тогда не обманывал только тупой или ленивый.

В 20 лет Иван был определен управляющим нижегородской лавкой Шарапова. Так сказать, директором нижегородского филиала. Торговать в Нижнем тогда было не только выгодно, но и престижно. Город, в котором ежегодно проводилась торгово-промышленная выставка и действовала крупнейшая в мире ярмарка, был поистине центром российской торговли. При прежнем управляющем торговля в лавке Шарапова шла так, ни шатко ни валко. Сказывались огромная конкуренция и отсутствие широкого спроса на лубок. Поэтому первой и главной задачей нового управляющего, которого теперь называли Иваном Дмитриевичем, было налаживание рынка сбыта.

Петр Николаевич Шарапов

Задачу удалось решить на редкость красиво. Придя к выводу, что торговать народным лубком в образованном и богатом городе неразумно, новгородский наместник Шарапова создал на волжской земле прообраз того, что позже назовут многоуровневым маркетингом, а он назвал просто «сетью офеней». «Офенями» были мужики, преимущественно водоносы, которым Иван Дмитриевич давал лубки в долг, под честное слово. Сначала давал помалу, до тех пор, пока не убеждался в честности начинающего торговца. А те несли культуру в массы, то есть по деревням, по селам и по чумацким лагерям. Дней через пять они сбывали товар и возвращались за новой партией. Наиболее удачливые получали специальные скидки и обзаводились своими «сетями», которые распространяли товар и в таких далях, куда не мог дойти ни один купец. В короткий срок рядовая новгородская книжная лавка превратилась в крупный оптовый склад полиграфической продукции. Постепенно прогрессивная технология перешла из филиала в московское торговое заведение. Перешла вместе с управляющим.

К тому времени молодому «менеджеру» исполнилось 25 лет. Самое время для того, чтобы обзавестись семьей, что он и сделал с выгодой для себя. Невеста была выбрана с богатым приданым, а разрешение на венчание и благословение было испрошено у благодетеля Петра Николаевича Шарапова. Иван принял от него также богатый свадебный подарок, а еще помощь в получении банковской ссуды на открытие собственной литографии, то есть печатного предприятия. Шарапов поручился за Ивана своим капиталом и сам дал в беспроцентный долг значительную сумму.

19 декабря 1876 года в Москве заработала первая литографическая мастерская Ивана Дмитриевича Сытина.

Печатное дело

Основным заказчиком литографии был Шарапов, торговое предприятие которого, благодаря стараниям управляющего, процветало. Да-да, управляющий-то не сменился. Иван Сытин теперь работал на два фронта. До вечера он сидел в лавке, а в 6 часов, когда хозяин уходил на вечерню, бежал в свою (расположенную поблизости) печатную мастерскую и там собственноручно резал и печатал с камня картинки.

Через год началась Русско-турецкая война. Народ скупал газеты и зачитывался сводками боевых действий. На ура шли картинки, изображавшие бравых русских воинов с лихо закрученными усами и с шашкой наголо. Но конкуренция оставалась сильнее спроса, и сытинские картинки, хотя и были весьма высокого качества, раскупались не особо быстро. Зато пошли карты. Не игральные, а карты боевых действий. Из всех российских печатников именно Сытин первым догадался, какой доход можно извлечь из этой нехитрой и на первый взгляд довольно скучной полиграфической продукции. Целый год, на протяжении которого шла тяжелая для России война, Иван Дмитриевич Сытин был практически монополистом в деле печатания военных карт. Дело оказалось настолько выгодным, что спустя год он полностью рассчитался со всеми долгами, хотя планировал сделать это за пять лет.

Имя молодого печатника запомнилось, что не могло не сказаться на прибыли литографии. В 1879 году предприниматель купил себе домик на Пятницкой улице, куда и переехал вместе с семьей и литографией.

Однако война кончилась, и пора было искать новое место приложения сил. Сытин начал издавать бульварную литературу. На Никольском рынке большим спросом пользовались леденящие душу детективы и слезливые мелодрамы из полусветской жизни. Авторы низкопробных произведений, поэты и писатели, обивали пороги кабинетов, предлагая издателям за копейки свои труды. Часто под видом собственных сочинений они приносили переписанные и слегка исправленные творения других литераторов. Так, в продаже можно было встретить «Князя Золотого», в котором без труда угадывался «Князь Серебряный», или «Месть колдуньи», подозрительно смахивавшую на «Вия», или «Страшные игры», списанные с «Пиковой дамы». Издатели, работавшие для Никольского рынка, сами книг никогда не читали, разве что смотрели заголовки. Случались осечки и у Сытина. Известен случай, когда начинающий издатель выпустил в свет книжку некоего Власа Дорошевича, оказавшуюся на поверку сборником рассказов Гоголя.

В 1882 году Сытин получил свою первую бронзовую награду «за высокое качество продукции» на Нижегородской промышленной выставке. Это была максимальная награда из тех, на которые мог рассчитывать выходец из крестьян. На выставке лубки Сытина впечатлили даже академика живописи Михаила Петровича Боткина, который предложил Ивану Дмитриевичу попробовать себя в деле массового тиражирования творений великих мастеров кисти. Дело это было для предпринимателя новое, неожиданное, никем еще не опробованное и потому представлявшееся интересным. Оно принесло Ивану Дмитриевичу Сытину не только деньги, но и новую славу – славу интеллектуального издателя.

Просветительство

В феврале 1883 года Сытин с группой товарищей зарегистрировал книгоиздательское товарищество «Иван Дмитриевич Сытин и Ко» с уставным капиталом 75 000 рублей. Спустя несколько месяцев он открыл свою первую лавку у Ильинских ворот.

До 1883 года в России правом печатать календари обладала лишь Академия наук, а с 1884 года это право получили все. И Сытин поспешил им воспользоваться. «Всеобщий русский календарь на 1885 год», стоивший не дороже обычной брошюры и наполненный сведениями из самых разных областей жизни, произвел фурор на очередной Нижегородской промышленной выставке. С тех пор календари стали своеобразной визитной карточкой сытинской фирмы. К 1893 году она контролировала 50 % этого рынка в России и издавала в год до 15 наименований календарей, среди которых были крестьянские, старообрядческие, церковные, военные, купеческие, домовые, медицинские. К концу века общий тираж выпускаемых в сытинских типографиях календарей достиг сумасшедшей по тем временам цифры – 3 700 000 экземпляров.

Кстати, с этими самыми календарями случались и забавные казусы. Например, из-за нескольких строчек в календаре: «Американский ест фунт говядины в день. Английский – 3/4 фунта. Французский и немецкий – 1/2 фунта. Русский – 2 золотника (около 9 г – Авт.)» – цензура решила изъять календарь из обращения. Это грозило огромными убытками. Сытин испросил лично у царя Николая II заступничества. Ознакомившись с делом, император сказал своим приближенным: «Сытинские календари у меня есть. Они составляются хорошо».

Однако мы забежали вперед. А между тем главным событием 1884 года для Сытина стал даже не выпуск первого календаря, а встреча с Владимиром Григорьевичем Чертковым, другом и поверенным Льва Николаевича Толстого. Великий писатель в то время был увлечен идеей создания истинно народной книги, которая, при глубоком внутреннем содержании, била бы наповал бульварную литературу своей низкой ценой.

Однако все солидные издатели и слушать не хотели о том, чтобы продавать книжки за копейку. А Сытин согласился.

– Да что копейка, Лев Николаевич, я вам десять книжек на восемь копеек сделаю, – уверял издатель писателя. – Только уж вы насчет гонораров договоритесь. А то не потяну.

Насчет гонораров Толстой с авторами договорился. За рассказы, выходившие в тонюсеньких книжечках на желтой бумаге, издаваемых совместным детищем Толстого и Сытина – издательством «Посредник», ни Герцен, ни Чернышевский, ни Куприн, ни Тургенев, ни Чехов, ни кто-либо еще никаких гонораров не получали. Дело было поставлено так, что писатели считали за честь, если их публиковали в «Посреднике», и многие довольно известные авторы готовы были сами заплатить за то, чтобы их произведения напечатали в этом престижном издательстве.

Доходы с книжек были смехотворные. Однако благодаря тому, что их себестоимость была сведена почти к нулю, а тиражи вместе со спросом были не просто большими, а огромными, свои дополнительные тысячи Сытин все-таки с народных книжек снял. А заодно укрепил связи с творческой интеллигенцией и получил титул «издателя-просветителя». Это помогло добиться от Московского комитета грамотности монопольного права на издание учебных пособий.

А вот это уже было золотое дно. Азбуки и буквари стали в развивающейся России одним из самых ходовых товаров. Человек мог увлекаться детективами или любовными романами, мог вообще кроме газет не читать ничего, но учился читать он в детстве по изданному Сытиным букварю – либо Брайковского (25 изданий), либо Вахтерова (118 изданий). К началу ХХ века из сытинских типографий вышло 18 700 000 экземпляров различных учебников (431 наименование).

В 1887 году истекло пятьдесят лет со дня смерти Пушкина и независимые издатели получили право печатать его труды. Фирма Сытина моментально отреагировала на это выпуском роскошного десятитомного собрания сочинений знаменитого автора. Вскоре был выпущен двухтомник Пушкина, а еще через некоторое время всего Пушкина удалось издать в одном тысячестраничном фолианте. В том же 1887 году был издан Гоголь – книжка без обложки, хотя и очень приличная, стоила 50 копеек.

В начале 1890-х годов Иван Дмитриевич Сытин первым в России закупил на Западе для своей новой типографии на Валовой улице двухцветную ротационную машину. Была она по сравнению с литографическим станком на порядок дороже, зато при больших тиражах давала ощутимую разницу в себестоимости издания. При миллионных тиражах копеечной литературы, которую выпускал издатель, выигрыш получался существенным, и машина окупила себя уже в первый год работы.

«Вокруг света»

В 1892 году Сытин по случаю купил очень дешево у своих хороших знакомых, братьев Вернеров, журнальчик с несерьезным названием «Вокруг света». Журнальчик был так себе, слабенький. Издавался он на плохой бумаге, смешным даже по тем временам тиражом в 5000 экземпляров. Иван Дмитриевич взялся, как сейчас бы сказали, за раскрутку печатного органа. Была полностью заменена редколлегия, улучшено качество оформления и полиграфии. К работе были привлечены знакомые еще по «Посреднику» Мамин-Сибиряк и Станюкович. В качестве бесплатного приложения к журналу стали выпускать сочинения таких титанов приключенческого жанра, как Александр Дюма, Виктор Гюго, Фенимор Купер… Уже через год тираж журнала вырос в три раза, а через три года – почти в десять раз.

К этому времени товарищество, ежегодный оборот которого превышал 1 000 000 рублей, уже не влезало в тесные рамки «товарищества на вере», и к светлому празднику Пасхи 1893 года оно было перерегистрировано в «Высочайше утвержденное Товарищество печатания, издательства и книжной торговли И. Д. Сытина» с основным капиталом в 350 000 рублей. Открылись новые отделения фирмы в Петербурге, Киеве, Нижнем Новгороде, Самаре; началась торговля в Варшаве; в планах было освоение Екатеринбурга, Иркутска, Одессы и Ростова-на-Дону. Но все это казалось неглавным, незначительным. А что должно стать главным, не знал пока даже сам Сытин. Знал только его хороший знакомый Антон Павлович Чехов.

«Русское слово»

С Чеховым Сытин познакомился совершенно случайно. Как-то во время дружеской вечеринки в доме издателя Саблина к Ивану Дмитриевичу подошел бесцеремонный господин и предложил издать книжку его рассказов. Иван Дмитриевич подумал-подумал и согласился. С тех пор их связала крепкая и взаимовыгодная дружба: Сытин стал практически монопольным издателем популярного автора, а Чехов получил своего издателя, которым мог в разумных пределах управлять.

История с «Посредником» повторилась на новом витке, с тем только отличием, что если Толстой хотел создать народную книгу, то Чехов мечтал о народной газете. Он даже придумал для нее название – «Русское слово» – и решил, что редакция должна помещаться непременно на Тверской улице. Дело оставалось за малым – за издателем. Однако, к вящему удивлению Антона Павловича, Иван Дмитриевич вовсе не горел желанием воплощать его идею в жизнь. Несколько лет подряд Чехов вдалбливал ему в голову свою идею и столько же лет Сытин ее терпеливо отвергал, ссылаясь на то, что он «совсем не умеет выпускать газеты». Но, как говорится, терпение и труд…

Как-то в Ялте, на даче Чехова, собрались сам писатель, Иван Дмитриевич Сытин и издатель Алексей Сергеевич Суворин.

– Вот, Алексей Сергеевич, наш дорогой Иван Дмитриевич хочет издавать газету, – заявил вдруг Чехов.

– Позвольте, Антон Павлович, я совсем не хочу издавать газету!

– Ну, Иван Дмитриевич не хочет, а я ему советую. Скажите, Алексей Сергеевич, как надо издавать газету?

– Газету? Прежде всего нужны таланты, таланты и таланты… И только.

Как оказалось, таланты нужны были всяческие, и не в последнюю очередь – организаторские. В те далекие времена абы кто открыть газету не мог. Такое право считалось актом личного доверия правительства к издателю. Несмотря на свое солидное положение, Иван Дмитриевич Сытин, считавшийся во властных кругах либералом и мужиком, таких привилегий был лишен. Для создания газеты он открыл на третьих, вполне лояльных к власти, лиц некую фирму, которая и выпустила в 1895 году черносотенской направленности газету «Русское слово». Два года фирма, поддерживаемая Сытиным, вяло выпускала газету и «продала» ее Сытину в 1897 году в полуживом состоянии.

Несколько лет издание «не шло». Первый сытинский редактор, Е. Киселев, так и не смог поднять газету на приличествующую фирме высоту. Тираж упал до критического числа – 30 000 экземпляров. «У нас теперь совсем деньги разграбили, – писал Сытин Чехову. – Это “Русское слово” нам дало огромные непроизводительные затраты, теперь просто ужасная паника на меня нашла. Не знаю, куда деваться-таки. Грех меня попутал превеликий связаться с глупейшим мне незнакомым делом, и я постарался все испортить… Деньги все, что были накоплены в паях, все промотаны на “Русское слово”. Получил Ваше письмо и ужасно стыдно стало за себя, что я не мог вместо “Русского слова” – проклятого дела – упросить Вас продать Ваши книги: это было бы великое дело».

В 1901 году, после целой череды смен главных редакторов, этот пост занял известный фельетонист Влас Дорошевич. Поистине неисповедимы пути Господни. Студент, которого Иван Дмитриевич когда-то обещал «в порошок стереть, буде он еще ко мне явится», за то, что тот издал в сытинской типографии переписанную им под своей фамилией гоголевскую «Майскую ночь, или Утопленницу», с годами превратившийся в известнейшего российского фельетониста, обсуждал с издателем условия, на которых он был готов принять газету.

Подписанный 16 июля 1901 года договор гласил: «Нужно уволить всех реакционных сотрудников; Сытин не должен вмешиваться в редакционную деятельность; Дорошевич в течение трех лет обязуется давать для “Русского слова” 52 воскресных фельетона в год, а также отдельные статьи по текущим вопросам общественной жизни, числом не менее 52 в год».

Надо сказать, что ни Сытин, ни Дорошевич особо не церемонились относительно соблюдения условий договора. Дорошевич, при всей своей огромной работоспособности, не мог выдержать такого бешеного творческого темпа, совмещенного с административной работой, а Сытин специально, в качестве инструмента давления, внедрил в редколлегию заместителем главного редактора своего зятя Благова, через которого и проводил свою политику.

Сразу после подписания договора Влас Дорошевич превратился в самого высокооплачиваемого журналиста России с окладом 50 000 рублей в год.

Возрождение газеты началось со смены редакционного состава. Дорошевич привел с собой целую команду великолепных журналистов, прекрасно чувствовавших и слово, и эпоху, которую этим словом надо было отражать. В команде были такие акулы пера, как фельетонист Амфитеатров, новостник Потапенко и репортер Гиляровский. Несколько позже к ним присоединились Максим Горький, Иван Бунин, Александр Куприн, Леонид Андреев, Вячеслав Иванов.

«Русское слово» стало первой русской газетой, пошедшей по пути создания своих корпунктов на местах. «В Москве события не происходят, – заявил Дорошевич, – в Москве есть только происшествия, а все события – в Петербурге». Поэтому первым и главным корпунктом стал питерский. За ним открылись харьковский, киевский, варшавский, хабаровский… В редакции, которая в 1904 году переехала в собственный, устроенный на манер парижских издательств, дом на Тверской (№ 18), ни на минуту не смолкали телефоны. Новости доходили сюда с потрясающей быстротой. Сам министр финансов граф Витте говаривал при встрече с Дорошевичем:

– Такой быстроты в собирании сведений нет даже у правительства.

– Так на то мы и газета, – нахально задирая нос, отвечал журналист.

В короткий срок московская газета, прозванная современниками за оперативность «фабрикой новостей», превратилась в самый читаемый и авторитетный российский печатный орган с ежедневным тиражом, приближавшимся к миллиону экземпляров.

А у Сытина, неожиданно почувствовавшего, какой огромный политический и финансовый рычаг получил он вместе с газетой, проснулся подлинный интерес к медиабизнесу. Вслед за «Русским словом» стало выходить иллюстрированное приложение «Искры». В 1903 году Сытин покупает права на журнал «Друг детей», год спустя начинает выпускать ежемесячник «Война с Японией», в 1906 году запускает три новые газеты: «Правда Божия», «Русская правда» и «Книговедение», в 1907 году оплачивает выход «Вестника книжного, учебного и библиотечного дела» и журнала «Для народного учителя», в 1913 году выпускает журналы «Заря» и «Голос минувшего», в 1916 году покупает газету «Раннее утро» и наконец в том же 1916-м приобретает контрольный пакет акций главного российского журнала «Нива».

Поглощение конкурентов

Начало ХХ века застало Ивана Дмитриевича Сытина за интересным процессом поглощения конкурентов. Сначала товарищество, основной капитал которого вырос до 1 000 000 рублей, съело в 1903 году типографию Васильева. В 1904 году та же участь постигла баловавшуюся социал-демократическими листовками типографию Соловьева. Кстати, несмотря на смену собственника, листовки она печатать не перестала, Иван Дмитриевич никогда не отказывался от лишних денег. В 1905 году в издательскую империю влилась известная на всю страну типография Орлова. В 1909 году Сытин выкупает контрольный пакет «Контрагентства А. С. Суворина».

В 1914 году каждая четвертая книга в России выходила из сытинских типографий. Здесь издавались классики и современники, монархисты и большевики, либералы и консерваторы. Здесь на соседних станках печатали панегирики Александру II и «Манифест Коммунистической партии», которого только за два года первой русской революции (1905–1907 годы) было издано около 3 000 000 экземпляров.

К 1911 году оборот фирмы перевалил за 11 000 000 рублей. Тогда же на пост генерального директора был назначен Василий Петрович Фролов, начинавший свою трудовую биографию в сытинской литографии наборщиком.

Поглотив основных конкурентов, Сытин начал наступать на писчебумажную отрасль. В 1913 году он купил писчебумажный синдикат, что позволило не беспокоиться больше о ценах на бумагу. Основанное в 1916 году «Товарищество в нефтяной промышленности» сделало Сытина независимым от цен на энергоносители. Один за другим легли под мощную корпорацию бывшего крестьянина крупнейшие российские торговые дома Коноваловой (1913 год) и Кудинова (1914 год). За год до Октября Сытин выкупает «Московское товарищество издательства и печати Н. Л. Казецкого» и основной пай главного своего конкурента – издательства Маркса.

Конкурентов больше не было. Вся Россия лежала у ног олигарха. На праздновании, посвященном пятидесятилетию рабочей деятельности Ивана Дмитриевича Сытина, его поздравлял лично император.

При новой власти

Никто не мог предположить, что через год с небольшим судьбу его корпорации будет решать не царственная особа и даже не цензорский совет, а маленький лысый и картавый человек, который изредка печатал в сытинских типографиях свои брошюрки.

Когда началась смута, Иван Дмитриевич не стал суетиться. Он не бросился продавать дело за гроши, не убежал за границу, а мирно и чинно передал все свои богатства новой власти, справедливо полагая, что так они «целее будут». Не мог же весь этот беспредел с расстрелами на улице и бесконечными погромами продолжаться вечно, должен же был наступить этому кошмару конец, и тогда Иван Дмитриевич спокойно вернул бы себе все или почти все из отданного. Он был настолько уверен в этом скором конце, что даже отказался от предложения Ленина занять пост главы Госиздата, сославшись на трехклассное образование.

Однако годы шли, а конец все не наступал. Советская власть крепла и матерела. Бывшая сытинская, а теперь Первая Образцовая типография исправно выпускала в свет большевистскую литературу. В 1922 году, на заре НЭПа, Иван Дмитриевич вместе с сыновьями сделал отчаянную попытку возродиться к издательской жизни и зарегистрировал в Моссовете «Книжное товарищество 1922 года», которое просуществовало чуть меньше двух лет. До активной жизни советское правительство его не допускало. Но и не зажимало. Особым постановлением Реввоенсовета его комнаты были освобождены от уплотнения, как жилье человека, «много сделавшего для социал-демократического движения». Отозвались-таки Ивану Дмитриевичу отпечатанные «манифесты», хотя и несколько странным образом.

В 1927 году, за подготовку «идейно незрелого альбома», посвященного юбилею Красной армии, был репрессирован старший сын Сытина – Николай Иванович. Освободить его не смог даже Горький, к которому Иван Дмитриевич обратился за помощью. Второй сын, Василий Иванович, бывший в семейной фирме главным редактором, прожил короткую жизнь и умер раньше отца. Иван Иванович долгое время работал в Главлите, Петр Иванович эмигрировал в Германию. Наиболее удачно сложилась жизнь у младшего Сытина – Дмитрия. Гражданскую войну он встретил уже офицером, быстро разобравшись в расстановке сил, перешел на сторону красных, был в штабе Фрунзе, дослужился до высоких чинов и в начале 30-х, не дожидаясь репрессий, ушел на покой.

* * *

Ивану Дмитриевичу Сытину, в знак особой благодарности за все сделанное, новая власть дала в 1928 году первую в стране персональную пенсию – 250 рублей. Которые он и получал все остававшиеся ему шесть лет жизни.

Понравился наш сайт? Присоединяйтесь или подпишитесь (на почту будут приходить уведомления о новых темах) на наш канал в МирТесен!

s30556663155.mirtesen.ru

Персональный пенсионер - звучало гордо!

  • 16 окт 2012, 00:00
  • просмотров: 6008

Персональную пенсию, которая была больше обычной трудовой, получали люди разных социальных слоев, общий стаж которых составлял в основном 25 лет и больше, у многих он превышал 40 лет. Персональными пенсионерами были уважаемые и известные в обществе люди, внесшие весомый вклад в развитие города, республики и дела, которым занимались. 

В архивном отделе администрации города хранятся личные дела персональных пенсионеров. Документы представляют значительный исторический интерес и несут информацию о жизни людей в период зарождения и становления советского общества, самые ранние из них датируются 1919, 1920, 1925, 1930 годами. 

Может показаться, что персональную пенсию получали главным образом партийные и советские работники, но это неверно. Ее назначали людям разных профессий, только в разных, так сказать, пропорциях. Конечно, среди ветеранов труда, получавших персональную пенсию местного значения, самый большой процент составляли люди, работавшие на ответственных должностях советских партийных и хозяйственных органов. Следом шли люди, находившиеся в своё время на руководящих должностях: председатели колхозов, совхозов, директора заводов, фабрик. Несколько меньшее (но все равно значительное) количество персональных пенсионеров составляли работники образования, большинство из которых имели звание «Заслуженный учитель школы РСФСР». Персональную пенсию начисляли и участникам Великой Отечественной войны, а также других военных конфликтов и партизанского движения. Затем шли заслуженные работники культуры РСФСР, отличники культуры, отличники печати, члены Союза писателей СССР и Союза журналистов СССР и т.д. Далее - работники здравоохранения, удостоенные, как правило, звания «Заслуженный врач РСФСР» или знака «Отличник здравоохранения СССР». Гораздо меньше персональных пенсий местного значения было среди других категорий тружеников - рабочих, колхозников, служащих, работников прокуратуры, МВД, торговли и т.д., а также среди матерей-героинь.

В 2012 году в архивном отделе администрации города была составлена коллекция личных дел персональных пенсионеров. Фамилии, которые будут упомянуты далее, известны многим горожанам старшего поколения, одно их перечисление вызывает массу различных воспоминаний.

Например, Зоя Ерофеевна Панова. Она начинала свою трудовую деятельность учителем, затем стала заведующей парткабинетом РК КПСС, потом - заведующей областным отделом культуры, последняя, предпенсионная, её должность - директор областного краеведческого музея. 

Также в коллекцию вошли документы из личных дел и других известных городу работников партийных и советских органов: Лии Афанасьевны Абышкиной, Ольги Тимофеевны Аржаковой, Василия Яковлевича Будкеева, Геннадия Сергеевича Гнусова, Валентины Николаевны Истоминой, Зои Семеновны Казагачевой, Варвары Ивановны Лукьяновой (награждена знаком «50 лет пребывания в КПСС»), Рыса Кукасовича Кукасова, Ивана Ивановича Козулина (участник ВОВ), Валентины Ивановны Клепиковой, Раисы Тихоновны Каланчиной, Ивана Константиновича Каньшина, Эмилии Яковлевны Ягелло, Андрея Ивановича Шедогуба, Василия Калюевича Шатина и других.

Многие из них начинали свою деятельность рядовыми служащими, учителями, рабочими, работниками культуры, затем «доросли» до руководителей организаций, отделов исполнительных и законодательных органов. Впоследствии их успехи не остались незамеченными. 

Другая группа персональных пенсионеров – руководители больших хозяйств, колхозов, заводов, фабрик. Среди них Лидия Степановна Кудрявцева - директор швейной фабрики, Филипп Семенович Иванов – директор маслосырзавода (награжден знаком «50 лет пребывания в КПСС), Семен Романович Пушкарев – заместитель председателя правления областного потребсоюза, отличник Советской потребительской кооперации, Семен Такеевич Кандараков – 13 лет был председателем колхозов им. С.М. Кирова и VII партсъезда, Гавриил Долматович Калкин – оперуполномоченный, председатель колхоза им. М.И. Калинина, Фёдор Михайлович Дружинин– начальник Управления коммунального хозяйства горисполкома. 

Интересна история карьерного роста работников советской эпохи. Может показаться, что она была неправдоподобно сказочной, так как люди самых разных социальных слоев могли стать руководителями, но это было оправданно, так как хорошие руководители получались именно из тех, кто прошёл все звенья становления в профессии. Получение диплома не позволяло сразу стать начальником, как это происходит в наши дни. Не пройдя школы жизни, человек не имел ни юридического, ни морального права быть руководителем и вести какое-либо дело. Эта школа была гарантом его способностей и высокого уровня. Такого руководителя уважали, слушались в коллективе и ценили 

в обществе. 

Вот несколько примеров, как работники, постепенно повышая свой опыт и углубляя знания, становились руководителями. Анастасия Яковлевна Пахаева, 1912 г.р., образование – начальная школа. С 1928 по 1933 год работала почтальоном, с 1933-го по 1934-й – председателем колхоза «Тайга», затем - председателем артели, а с 1937 по 1953 год – председателем районных сельсоветов. Не менее интересно строилась карьера Георгия Петровича Горнштейна. С 1945 года он 35 лет работал рабочим, кладовщиком, бухгалтером, заместителем главного бухгалтера, главным бухгалтером совхоза «Красный факел», а с 1980-го стал заместителем начальника по экономике Управления сельского хозяйства Горно-Алтайского облисполкома, затем - заместителем председателя Агропромышленного комитета Горно-Алтайской автономной области. Впоследствии работал заместителем генерального директора агропромышленного комбината «Горный Алтай».

Игнатий Яковлевич Челчушев начал свою трудовую деятельность в 1942-м колхозником в «Красной Заре» Улаганского района, затем в 1947 - 1954 годах служил в рядах Советской армии. После стал редактором районной газеты, отучился в советско-партийной школе в Омске. По её окончании был утвержден заведующим отделом сельского хозяйства редакции «Алтайдын Чолмоны». Удостоен звания «Отличник печати».

(Продолжение).

Персональную пенсию получали и работники образования. Среди них заслуженные учителя школы РСФСР Ольга Евгеньевна Плотникова, Нина Сергеевна Овсянникова, Екатерина Сергеевна Маркова, Роза Санабаевна Алушкина, отличники народного просвещения Августа Афанасьевна Качеева, Павел Лукич Казанцев, Вера Пантелеймоновна Казанцева, Илларион Михайлович Могильников, Прасковья Истуевна Куденова.

Среди участников Великой Отечественной войны персональная пенсия была назначена Степану Павловичу Тыдыкину – кавалеру ордена Красной Звезды, Илье Ивановичу Самородову – кавалеру трёх орденов Красной Звезды, Петру Степановичу Рекину – кавалеру орденов Красного Знамени и Красной Звезды, Павлу Антоновичу Полякову – кавалеру орденов Красного Знамени и Красной Звезды, Евгении Александровне Громовой – кавалеру ордена Ленина и многим другим фронтовикам. Все они также являлись кавалерами орденов Отечественной войны.

Обратимся к  работникам культуры. Вот некоторые из получавших персональную пенсию: Борис Леонидович Козловский – заведующий отделом сельского хозяйства редакции газеты «Звезда Алтая», отличник печати и заслуженный работник культуры РСФСР; Александр Михайлович Демченко – член Союза писателей СССР, участник ВОВ; Фёдор Николаевич Демьянов - журналист, отличник печати СССР,  более 25 лет проработал в редакции газеты «Звезда Алтая»; Лидия Антоновна Давыдова – директор краеведческого музея, заслуженный работник культуры РСФСР; Анатолий Андреевич Головенкин – директор кинопроката, заслуженный работник культуры РСФСР; Степан Ефимович Усольцев – ответственный редактор и заместитель редактора газеты «Знамя коммунизма», директор типографии; Амат Акчабаевич Сабашкин – заместитель редактора газеты «Алтайдын Чолмоны»; Иван Петрович Кочев – член Союза писателей СССР, главный и старший редактор областного Комитета радиовещания и телевидения; Сергей Карлович Янсон –  художник, заслуженный работник культуры РСФСР. 

Персональную пенсию назначали и работникам здравоохранения. Среди них: Василий Данилович Потехин – кавалер ордена Трудового Красного Знамени, отличник здравоохранения; Таисья Платоновна  Пожарова, проработавшая всю жизнь акушером, участница Великой Отечественной войны; Борис Герасимович Королёв – заслуженный врач РСФСР; Любовь Александровна Архангельская – заслуженный врач РСФСР; Галина Ивановна Абраменко – отличник здравоохранения и другие.

В архивную коллекцию не попали некоторые личные дела персональных пенсионеров, так как в них не было значимых документов, только справки о проживании и заявления. Для сохранения фамилий этих людей, внесших определенный вклад в развитие нашего города, назовем некоторые, наиболее узнаваемые: Юлия Александровна Гончарова (1914 г.р.),  Утегали Мухамеджанович Джазбаев (1935 г.р.), Александра Семеновна Джазбаева (1932 г.р.), Николай Семёнович Дудин (1914 г.р.), Иван Степанович Ерзумашев (1929 г.р.), Иван Матвеевич Ефимов (1921 г.р.), Николай Карпович Ильин (1922 г.р., пенсионер союзного значения), Порфирий Иванович Чепкин (1924 г.р.), Тамара Дмитриевна Чепрасова (1917 г.р., пенсионер союзного значения); Григорий Степанович Чернов (1908 г.р.), Григорий Григорьевич Шаповалов (1918 г.р.), Иван Васильевич Шодоев (1914 г.р.), Николай Айбысович Штанаков (1926 г.р.), Эдуард Вацлавович Ягелло (1922 г.р.), Николай Кокурович Ялатов (1927 г.р.) и другие.

К счастью, в коллекцию попали  документы участника партизанского движения на Алтае Василия Минеевича Тютюнникова, о котором стоит рассказать подробнее, так как в истории его жизни наиболее полно отражается история страны. В личное дело Василия Минеевича вошли документы с 1919 года. Особую ценность представляют удостоверение командира 2-го стрелкового полка 1-й отдельной Красной западно-сибирской стрелковой бригады, членская книжка профессионального Союза транспортных рабочих СССР, выданная  в 1925 году, удостоверение бывшего красногвардейца и красного партизана, датированное 1933 годом, а также личный листок по учёту кадров, заполненный Тютюнниковым в 1954 году.

Василий Минеевич родился 30 января 1899 года в селе Лобино Томской губернии Барнаульского уезда Карасукской волости. Отец работал плотником по найму, умер в 1916 году. Мать - домохозяйка (в анкете записано «иждивенка»). Мальчик окончил четыре класса начальной школы  в Славгороде. Работал подручным плотника, а с 1916 года – грузчиком железнодорожного транспорта, являлся членом профессионального союза транспортных рабочих. С 1917 года участвовал в рабочем революционном движении, был в числе тех, кто арестовал представителей Временного правительства в Славгороде и нёс охрану первого в городе Совета депутатов и Революционного комитета. В автобиографии красногвардеец вспоминает: «При создании в Славгороде первого красногвардейского отряда в 1917 году я вступил добровольно в ряды Красной гвардии... С 10 мая 1918 года  я в числе 25 красногвардейцев в качестве добровольца был направлен в город Барнаул в 4-й особый Барнаульский Красногвардейский отряд. И с 18 мая по октябрь 1918 года участвовал в боях против белогвардейцев корпуса генерала Гайды и банд Семёнова по маршруту Иркутск, Забайкалье, Улан-Удэ, Чита, Нерчинск, Благовещенск на Амуре».

В октябре 1918 года в Благовещенске Тютюнников был взят в плен японским десантом, два месяца находился в тюрьме. Затем его отпустили в связи с недоказанностью того, что он являлся красногвардейцем. Но, когда Василий приехал в Славгород, его вторично арестовали и посадили в тюрьму. За попытку к бегству он подвергся пыткам и избиению. Тяжелое испытание продолжалось семь месяцев. Тем временем Красная армия приближалась, и со стороны колчаковцев Тютюнникову, как заключенному красногвардейцу, стал угрожать расстрел. В сентябре 1919 года Василий с тремя единомышленниками совершил побег из тюрьмы. С сентября по декабрь 1919 года до прихода Красной армии он находился в рядах красных партизан под командованием Мамонтова в районе Волчиха-Михайловка Барнаульского уезда.

После ликвидации войск Колчака в мае 1920 года Василий снова вступил в ряды Красной армии в первую отдельную красно-западную Сибирскую стрелковую бригаду  2-го стрелкового полка. Участвовал в боях на Врангелевском фронте. Под Сивашем был ранен в ногу. После лечения - направлен в ряды ВЧК (Всероссийская чрезвычайная комиссия). В её составе боролся с бандитизмом отрядов батьки Махно и других банд. В сентябре 1922 года Василий Тютюнников был демобилизован из рядов Красной армии.

Если говорить о его трудовой деятельности, то будущий красногвардеец и партизан начал ее в 1915 году грузчиком на товарном дворе. В 1925-м он стал председателем окружного профсоюза грузчиков Славгорода, затем - управляющим автопромторга. Вскоре его назначили председателем межрайонного транспортного союза города Бийска, а потом – начальником транспорта строительства сахарного завода. В 1935 году он становится заместителем председателя областного комитета профсоюзных работников золота и платины Ойрот-Туры. С декабря 1937-го по декабрь 1938 года Василий Тютюнников работал заведующим орготделом Ойрот-Туринского облпотребсоюза Алтайского края, а с 1938-го по 1941 год – председателем промартели «Быт». 

Василий Минеевич Тютюнников  проделал типичный для советского периода жизненный путь - от простого грузчика до руководителя.

Ушла эпоха. Плохо ли, хорошо ли она была построена нашими отцами и дедами - это отдельный вопрос. Но ее отлаженный механизм работал чётко. Поэтому и в отношениях отцов и детей система ценностей была выстроена, иерархия не нарушена. Молодёжь училась у старших, которые пользовались у неё уважением. Подрастающее поколение знало, что за плечами их родителей и дедов лежит большой и богатый жизненный опыт.  В наши дни нет такой иерархии. Ряды представителей старшего поколения пополняют люди, не проходившие в своё время все  трудные ступени роста. Вот и канули в лета наши «персональные пенсионеры»...

Продолжение читайте в ближайших номерах нашей газеты.

Т. Костина, 

архивист архивного 

отдела администрации 

zvezdaltaya.ru

Большая Энциклопедия Нефти и Газа

Cтраница 1

Персональные пенсии устанавливаются: СЃРѕСЋР·РЅРѕРіРѕ значения - Р·Р° заслуги перед РЎРѕСЋР·РѕРј РЎРЎР ; республиканского значения - Р·Р° заслуги перед СЃРѕСЋР·РЅРѕР№ республикой; местного значения - Р·Р° заслуги местного значения.  [1]

Персональные пенсии РјРѕРіСѓС‚ быть СЃРѕСЋР·РЅРѕРіРѕ, республиканского Рё местного значения; предоставляются лицам, имеющим особые заслуги перед Советским государством РІ области революционной, государственной, общественной Рё хозяйственной деятельности или выдающиеся заслуги РІ области культуры, науки, техники Рё спорта.  [2]

Персональные пенсии назначаются лицам, имеющим особые заслуги перед Советским РіРѕСЃ-РІРѕРј РІ области революционной, РіРѕСЃ. Персональные пенсии устанавливаются: СЃРѕСЋР·РЅРѕРіРѕ значения, республиканского значения Рё местного значения ( СЃРј. РџРѕСЃС‚.  [4]

Персональная пенсия ло случаю смерти кормильца устанавливается семье РІ следующих размерах: РїСЂРё РѕРґРЅРѕРј или РґРІСѓС… нетрудоспособных членах семьи - РґРѕ 70 % пенсии, РїСЂРё трех или более нетрудоспособных членах семьи - РґРѕ: 100 % пенсии умершего кормильца или пенсии, которая могла Р±С‹ быть ему установлена.  [5]

Персональные пенсии республиканского значения устанавливаются РљРѕРјРёСЃСЃРёСЏРјРё РїРѕ установлению персональных пенсий РїСЂРё Советах Министров союзных республик. Состав этих РљРѕРјРёСЃСЃРёР№ утверждается Советами Министров союзных республик.  [6]

Персональные пенсии местного значения устанавливаются Советами Министров автономных республик Рё исполнительными комитетами краевых, областных, автономных областей, окружных Рё РіРѕСЂРѕРґСЃРєРёС… ( РІ городах республиканского подчинения) Советов депутатов трудящихся, Р° РІ союзных республиках, РЅРµ имеющих областного деления, - РљРѕРјРёСЃСЃРёСЏРјРё РїРѕ установлению персональных пенсий РїСЂРё Советах Министров союзных республик.  [7]

Персональные пенсии местного значения выплачиваются местными органами социального обеспечения через государственные трудовые сберегательные кассы или почтой РїРѕ месту жительства пенсионеров РІ РїРѕСЂСЏРґРєРµ, устанавливаемом Советами Министров союзных республик.  [8]

Персональные пенсии СЃРѕСЋР·РЅРѕРіРѕ значения устанавливаются Комиссией РїРѕ установлению персональных пенсий РїСЂРё Совете Министров РЎРЎРЎР , состав которой утверждается Советом Министров РЎРЎРЎР .  [9]

Персональные пенсии СЃРѕСЋР·РЅРѕРіРѕ Рё республиканского значения выплачиваются министерствами социального обеспечения союзных республик через государственные трудовые сберегательные кассы РїРѕ месту жительства персональных пенсионеров.  [10]

РЎСѓРјРјС‹ персональной пенсии, РЅРµ востребованные своевременно пенсионером РїРѕ тем или иным причинам, выплачиваются Р·Р° прошлое время, РЅРѕ РЅРµ более чем Р·Р° три РіРѕРґР° перед обращением Р·Р° получением пенсии.  [11]

РЎСѓРјРјС‹ персональной пенсии, РЅРµ полученные пенсионером своевременно РїРѕ РІРёРЅРµ органов социального обеспечения, выплачиваются Р·Р° прошлое время без ограничения каким-либо СЃСЂРѕРєРѕРј.  [12]

Установление персональной пенсии Рё определение ее размера производится РІ каждом отдельном случае РІ зависимости РѕС‚ заслуг лица, которому устанавливается пенсия, РѕС‚ степени утраты трудоспособности, материальной обеспеченности Рё числа находящихся РЅР° его иждивении членов семьи.  [13]

Лишение пенсионера персональной пенсии РІ случае совершения РёРј преступления, недостойного поведения, Р° также РІ случае обнаружения ошибочности данных, РЅР° основании которых персональная пенсия была установлена, производится РїРѕ решению органа, установившего персональную пенсию.  [14]

Лицам, получающим персональные пенсии СЃРѕСЋР·РЅРѕРіРѕ или республиканского значения, имеющим партийный стаж РЅРµ менее 50 лет, ежегодно выдается министерствами социального обеспечения союзных республик денежное РїРѕСЃРѕР±РёРµ РІ размере двухмесячной пенсии; лицам, имеющим партийный стаж РѕС‚ 30 РґРѕ 50 лет, - РІ размере полуторамесячной пенсии; бывшим политкаторжанам, ссыльнопоселенцам Рё политзаключенным РїСЂРё буржуазных правительствах ( как членам РљРџРЎРЎ, так Рё беспартийным) - РІ размере месячной пенсии.  [15]

Страницы:      1    2    3    4

www.ngpedia.ru

Персональные пенсионеры союзного значения

20 июля 2016 / 09:54

Интересно, никто не задумывался, с чего это главный пенсионер страны товарищ Артюх вдруг такой смелый? Артюх — много лет ручной, управляемый и насквозь «системный» — вдруг отморозился и начал называть фамилии работающих с ним сотрудников АП, писать Путину обращения про давление и т.д.?.

Интересно, никто не задумывался, с чего это главный пенсионер страны товарищ Артюх вдруг такой смелый? Артюх — много лет ручной, управляемый и насквозь «системный» — вдруг отморозился и начал называть фамилии работающих с ним сотрудников АП, писать Путину обращения про давление и т.д.?

Когда меня про это вчера спросили журналисты одной центральной газеты, я сказал: ну, взял человек котлету, бывает. Но взял не у тех, с кем легко связываться. Ребята, не побоюсь этого слова, конкретные. Соответственно, сейчас он в ситуации, когда либо котлету назад отгружать, либо палиться по-черному, но идти до конца. Ну и сейчас его поза — не отдам родную котлету; можно понять.

Я как-то рассказывал про один кулуарный разговор в пресс-центре ТАСС. Ведущий накануне прессухи рассказал, что, мол, был у них недавно Волошин, который считает, что если выборы сделать полностью свободными, то даже сейчас есть риск, что победят красно-коричневые. И попросил прокомментировать. Я и ответил, что Стальевич, конечно, голова, но от жизни оторвался: потому что в этом случае у нас к власти придут не красные, а синие — такие синие, что аж малиновые. И что если и нужно сохранить какие-то ограничения и вмешательство, так это затем, чтобы наш политический спектр не окрасился примерно весь в эти дивные цвета.

Конкретно про Юревича вспоминаю один эпизод. Еще в бытность главой политдепартамента ЦИК ЕР отправился я в Челябинск инспектировать ход подготовки к областным выборам. Прилетаю к местному вице-губеру по политике, он же глава штаба Едра. У того с утра стоит ополовиненный пузырь коньяку, он мне наливает по-свойски и начинает рассказывать: а чо, у нас всё ровно. Наш заяц собрал всех глав районов и сказал им: у кого будут три с конца результата по партии — пусть пишут заявления об уходе. Ну злой заяц, злой — и улыбается. Я, канешна, не сомневаюсь, что заяц с тех пор покаялся, осознал недопустимость административного давления и необходимость пользоваться исключительно электоральными методами — собственно, потому и оказался в Партии Пенсионеров наряду еще с некоторыми бывшими коллегами.

Вся эта песенка про зайцев, которые косили, косят и будут косить — только не трын-траву, а непосредственно капусту, не боясь ни волка, ни сову, плоха только одним. Тем, что означенные грызуны, чихать хотевшие на володинскую конкурентность-открытость-легитимность, тем не менее пытаются апеллировать именно к ней в своей борьбе за политическую крышу. Тем самым в любом из двух вариантов — проходят синие или их все же снимают — позволяют остальным говорить: а, ну понятно, вот тебе, бабушка, и Юрьев день.

Что до ООО «Рога и копыта» товарища Артюха, то знаете, что самое впечатляющее? Что у «Партии пенсионеров» есть… молодежное крыло. И соответствующая должность в структуре партии — руководителя этого самого крыла. И даже какой-то человек на этой позиции. Вот что бывает, когда структура, предназначенная для переваривания капустных котлет с макаронами, пытается выглядеть как политическая партия «левоцентристского», как выразился её лидер, толка.

И — да — как показала нынешняя ситуация, котлеты ей важнее пресловутой «системности», «управляемости» и роли вечного спойлера для отъема части голосов у коммунистов. Бабло побеждает зло, даже, страшно сказать, «зло» кремлёвское. И я так скажу: многие критикуют нынешний пул кандидатов от партии власти за то, что там слишком много врачих и училок и слишком мало «авторитетных людей» с «ресурсом», что, конечно, пичалька для политтехнологического цеха. А по мне — уж лучше пусть так, чем вот эти вот зайцы. И стоящие за их спинами профессиональные разводилы — с многолетним опытом кукловодства на самом высоком уровне.

Источник

тэги

читайте также

Год губернаторов-оппозиционеров: Владимирская область У победы множество отцов: по следам выборов в Ставропольском крае Об электронном голосовании в Москве О вторых турах, которых не было Парадоксы московского выбора

centerforpoliticsanalysis.ru


Смотрите также

 


СодержаниеКарта сайта

Пенсионный консультант © 2020 Все права защищены.