Были ли в царской россии пенсии


Пенсии до революции: социальное обеспечение в России на рубеже XIX — XX веков

Пенсии до революции: социальное обеспечение в России на рубеже XIX — XX веков

Пенсии до революции:

социальное обеспечение в России на рубеже  XIX —  XX веков

Пенсионное обеспечение в последние годы существования Российской империи       представляло собой сочетание государственного и частного пенсионных капиталов. В системе дополнительного социального обеспечения уже в конце 19 века насчитывалось более 200 ведомственных эмеритальных касс. Но в целом система пенсионного обеспечения оставалась избирательной и охватывала менее 1/3 населения. 

 Дополнительное пенсионное обеспечение за счет взносов в эмеритальные кассы и рабочие фонды взаимопомощи затрагивало незначительную часть трудящихся, поскольку пенсионные кассы создавались в основном в государственных ведомствах и на крупных промышленных предприятиях. В то время как в России к началу XX века почти половину населения составляли сельские жители: более 60 млн человек из 125 млн, по переписи 1897 года.

Российское крестьянство не обеспечивалось пенсиями долгое время — и до, и после революции. Большинство сельских тружеников будут интегрированы в пенсионную систему страны лишь в 60-е годы ХХ века.

 Государственные пенсии на рубеже 19-20 веков по-прежнему оставались привилегией военных и гражданских служащих. Сохранялась традиция назначения пенсий как особых привилегий за заслуги перед отечеством. Существовали повышенные пенсии кавалерам наиболее престижных государственных наград.

Численность военных пенсионеров резко выросла с началом первой мировой войны. Но рядовых солдат в числе получателей привилегированных пенсий не было. Хотя, по разным оценкам, Георгиевские кресты разных степеней в ходе   первой мировой войны получили почти полтора миллиона солдат.

До революции 1917 года структура пенсионного обеспечения обычных граждан России состояла из нескольких уровней. Главной компонентой была государственная пенсия, назначаемая за долговременную беспорочную службу, либо пенсия по болезни или инвалидности. Она полагалась работающим в случае досрочного выхода на пенсию по состоянию здоровья.

Начиная с 1912 года пенсия по инвалидности выплачивалась также  рабочим частных предприятий.

 В дореволюционный период социальная система Российской империи достигла достаточно высокого уровня по сравнению со многими другими странами. В целом по уровню жизни царская Россия к 1913 году занимала 15-е место в мире. Численность населения за пять лет (с момента переписи 1897 года) выросла более чем на треть.

 Социальное страхование рабочих и система трудового законодательства в Российской империи признавались одними из лучших в мире – об этом, в частности, на встрече с группой промышленников из России в 1912 году заявил Уильям Тафт, 27-й президент США. Он посещал Россию в начале века, его путь в Санкт-Петербург на встречу с императором Николаем II пролегал через Владивосток. Поэтому президент Тафт оценивал качество социальной политики царской России непонаслышке.

Что касается оценок системы трудового законодательства, социального страхования и в целом качества пенсионной системы России на рубеже 19-20 веков, то они остаются весьма противоречивыми. И, безусловно, эта проблема требует дальнейшего объективного исследования.

Пенсионное обеспечение чиновников Российской империи  до 1917 года регулировалось «Общим уставом о пенсиях и единовременных пособиях по гражданским ведомствам». Срок выслуги для получения государственной пенсии составлял 35 лет.     Безусловно, при условии «беспорочной службы».

Право на пенсию теряли лица, уволенные со службы по решению суда, а также приговоренные к различным видам наказания, включая  лишение свободы или другие ограничения гражданских прав. Любопытно, что по истечении   срока наказания и после возвращения на службу чиновник вновь приобретал право на пенсию.

Чиновник, прослуживший не менее 25 лет, соответственно, получал 50% пенсионного оклада. Фактически, пенсию на государственной должности можно было выслужить только к 60 годам, учитывая, что средний возраст приема на службу дипломированного специалиста   начинался с 20 лет. При этом пенсионная планка в 60 лет на тот период была выше средней продолжительности жизни в стране.

Общий устав о пенсиях предусматривал некоторое снижение возраста для получения пенсии в двух случаях. В случае неизлечимой болезни полный оклад пенсии можно было получить за 30 лет службы. Во-вторых, досрочную пенсию можно было получить, если чиновнику требовался посторонний уход в случае болезни. Полный оклад пенсии в этом случае полагался за 20 лет службы.

Для назначения пенсий служащим низших чинов нередко требовалось доказать тот факт, что к моменту достижения пенсионного возраста чиновник не будет иметь другой возможности содержать семью, кроме пенсионного пособия.

Размер пенсии государственных чиновников устанавливался соответственно уровню чина. Все должности в государственном аппарате для расчета пенсии были разделены на 9 разрядов.

В начале 20 века размер пенсий российских чиновников мог составлять в среднем от 85 рублей в год  (по 9-му разряду) до 1 453 рублей (по первому разряду). Для сравнения, заработок высокопрофессионального рабочего в начале XX века составлял в отдельных отраслях промышленности всего несколько десятков рублей в месяц.

Также важно подчеркнуть, что в конце XIX века рост инфляции в России значительно обесценил пенсионные оклады, которые долгое время не менялись. По пенсионному законодательству того времени, было запрещено устанавливать пенсии выше уровня, определенного Уставом. Руководители различных ведомств по этой причине нередко атаковали министерство финансов просьбами об «усилении» пенсий своим работникам. В случае несогласия министра финансов вопрос о повышении пенсии тому или иному чину выносился на заседание Комитета министров. Прибавка к пенсионному пособию могла составлять  от одной трети до половины суммы жалования.

В случае смерти служащего размер пенсии определялся с учетом семейного положения. В частности, учитывалось количество членов семьи, оставшихся без попечения, а также их права на получение пенсии. Например, вдова служащего могла получать лишь половину пенсии мужа, если в семье не было малолетних детей (не старше 17 лет). На каждого из малолетних детей прибавлялась треть от половины пенсии отца.  Если в семье было более четырех детей, то все они должны были получать пенсию поровну, но в сумме не больше   размера пенсионного жалования отца.

Пенсия умершего также не назначалась сыновьям старше 17 лет и дочерям старше 21 года. Кроме того, право на пенсию утрачивали сыновья, поступившие на службу или принятые в учебные заведения за казенный счет, а также дочери в случае выхода замуж или обучения за казенный счет. Вдовам, вторично вышедшим замуж, государственная пенсия первого мужа также не полагалась.

Кроме того, пенсии лишались чиновники при вступлении на новую должность, или при переходе на службу иностранному государству без согласия российского правительства. Пенсионное право утрачивалось также при пострижении в монашество и в случае нарушения условий выезда за границу (а именно пребывания за границей более разрешенного срока).

Что касается  пенсий военнослужащих, то они выплачивались из двух источников: из Государственного казначейства и инвалидного капитала.

Срок выслуги военной пенсии был меньшим, чем у гражданских чиновников — в среднем  25 лет для полного оклада пенсии,  и 20 лет - для 50 %.

Примечательно, что офицерам военных тюрем каждые пять лет службы засчитывались за семь.

Для офицеров и гражданским чиновникам военного ведомства, которые служили  в отдаленных регионах страны, сроки выслуги пенсий сокращались: например, один день  службы считался за два, три, четыре дня и так далее — в зависимости от конкретной удаленности места службы.

При этом для всех без исключения офицеров, военных священников и врачей время службы в действующей армии засчитывалось вдвойне по сравнению с гражданской службой.

Для морских офицеров, кроме общих пенсий, существовали дополнительные  вознаграждения. А именно в размере 1/2 оклада жалования - за общий срок плавания в течение службы от 120 до 180 месяцев.  Две трети оклада пенсии полагалось за плавание сроком  более 180 месяцев.

Командирам кораблей выдавалось дополнительное вознаграждение за долговременное командование судном, корабельным инженерам - за постройку и перестройку судов (сумма дополнительного вознаграждения могла составлять до 1350 рублей в год). Инженерам-механикам  полагались доплаты к пенсии за долговременное управление судовыми машинами (до 900 рублей в год).

Размеры пенсий по инвалидности были несколько выше обычных офицерских пенсий. Причем правом получения пенсий из инвалидного капитала пользовались только офицеры, которым оказывал покровительство  так называемый «Александровский комитет о раненых». Пенсии назначались в зависимости от чина, в котором находился офицер на момент ранения, и от степени тяжести ранения (соответственно, различались пенсии раненым офицерам  первого и второго класса).

Также важно отметить, что офицеры, получившие раны и увечья во время боевых действий, получали пенсии из инвалидного капитала независимо от пенсий из государственного казначейства. Кроме пенсии,  отставным офицерам  выдавалось ежегодное пособие для найма прислуги.

Как уже отмечалось выше, доходы рабочих в Российской империи на рубеже 19-20 веков были весьма невысоки по сравнению со служащими. На получение пенсионного пособия рабочие в то время могли рассчитывать только при условии добровольных отчислений в пенсионные кассы, в том числе — эмеритуры, которые начиная с 80-х годов 19 века в производственной сфере наиболее активно и массово создавались на железных дорогах.

Правительство предпринимало попытки расширить сферу социальной защиты наемных работников. Так, в 1893 году по предложению министра финансов Витте была создана специальная комиссия для разработки законопроекта об индивидуальной ответственности предпринимателей за здоровье и обеспечение рабочих.

В сентябре 1902 года был разработан законопроект «О вознаграждении владельцами промышленных предприятий рабочих и служащих, утративших трудоспособность вследствие несчастных случаев».

2 июня 1903 года закон был утвержден Николаем II, и вступил в силу с 1 января 1904 года.

При всей ограниченности принятых мер Закон 1903 года все же был значительным  прогрессом в развитии трудового законодательства. В нем впервые устанавливались размеры пенсий для наемных рабочих и служащих.

 Так, при полной потере трудоспособности полагалась постоянная пенсия в размере 2/3 заработка. В таком же размере выплачивалась пенсия семье в случае потери кормильца.  Главным изъяном закона было то, что в нем искусственно занижалось исчисление годового заработка рабочего. Что привело к уменьшению размера пенсии.

Активизация рабочего движения в период первой русской революции (1905–1906 годы) привела к разрушению многих пенсионных касс. Но их развитие продолжилось, как только общественно-политическая ситуация в России стабилизировалась.

К 1912 году назрел вопрос об объединении пенсионных касс различных ведомств в единую организацию, что позволило бы создать в стране полномасштабную пенсионную систему страхового типа. Вступление России в мировую войну в 1914 году стало новым препятствием для развития в стране всеобщего пенсионного обеспечения.

 В свою очередь, политические партии активно боролись за введение обязательного  социального страхования рабочих  за счет средств работодателя или из специальных фондов страхования рабочих, которые предлагалось формировать за счет взимания особого налога на владельцев частных предприятий. Этот вопрос, в частности,  обсуждался в 1903 году на втором съезде РСДРП.

Кроме того, в 1912 году на VI Всероссийской партийной конференции в Праге  была предложена страховая программа, которая предусматривала обязательное страхование всех наемных работников и членов их семей за счет предпринимателей,  и за счет государства — в случае утраты рабочими трудоспособности, в том числе и по старости.

Требование распространить систему социального страхования на все категории рабочих стало одним из ключевых поводов для усиления протестного движения рабочих и активизации деятельности левых партий в России в начале ХХ века.

Вынужденным ответом правительства на эти вызовы стало принятие Закона от 23 июня 1912 года «О социальном страховании рабочих». Однако социальные меры, прописанные в законе, были довольно ограниченными.

 Так,  обязательное социальное страхование распространялось только на предприятия с численностью не менее двадцати рабочих - при наличии двигателя (парового или электрического), и тридцати рабочих — при отсутствии двигателя.

В силу данных ограничений закон — безусловно, прогрессивный по тем времена  -  охватил не более  2,5 миллионов рабочих по всей стране. Еще порядка 12 миллионов наемных рабочих и служащих в России оставались по-прежнему без какого бы то ни было обеспечения по старости и инвалидности.

Социальное страхование  не распространялось на всех транспортных рабочих,  домашнюю прислугу, торгово-промышленных служащих, сельских наемных работников (батраков). Основную нагрузку по выплате страховых взносов закон возложил на самих страхуемых рабочих. По схеме страхования, 3/5 части страхового взноса платили рабочие из   своего дохода,  2/5 части взноса платил работодатель. Это привело к снижению заработка большей части наемных работников, что, в свою очередь, провоцировало новую волну стачек  и роста революционных настроений накануне 1917 года...

pfr.pba.su

Блоги / Борис Романов: Пенсии в царской России (к 1917 году)

Курс валют предоставлен сайтом old.kurs.com.ru

Немногие знают сейчас, что социальное страхование и рабочее законодательство России к 1912 году было лучшим в мире — об этом публично заявил американский президент Тафт в 1912 году [Буркин А. И., Начало. М.: Купина, 1997]. Но , думаю, ещё меньше людей знают, что к 1914 году уже практически все «бюджетники» (говоря нынешним слэнгом) имели право на государственную «пенсию по старости». К 1914 году право на государственную пенсию за выслугу лет («за долговременную беспорочную службу») имели все «бюджетники», то есть:

  • чиновники всех ведомств, всех классов, а также канцеляристы;
  • офицеры и прапорщики армии, таможенной службы, жандармского корпуса и др.;
  • учителя (в том числе народные, начальных классов), законоучителя и служащие духовных учебных заведений, а также преподаватели, профессора университетов и других учебных заведений;
  • ученые и инженеры на всех казенных заводах, всех ведомств и организаций;
  • врачи и фельдшеры (в том числе ветеринарной службы), а также служащие и нижние чины (обслуга) казенных больниц и заведений;
  • к 1914 году право на государственную пенсию за выслугу лет получили и рабочие казеных заводов [Фельдман М.А. Стимулы к труду в промышленности Урала в первые десятилетия XX века. с.45].
У обычных граждан Российской империи пенсионное обеспечение состояло из нескольких слагаемых. Главное, конечно, это государственная пенсия «за долговременную беспорочную службу» либо пенсия по болезни (инвалидности) в случае вынужденного досрочного ухода с работы по состоянию здоровья, причем с 1912 года пенсия по инвалидности выплачивалась и рабочим частных предприятий. Второе слагаемое — эмеритура — сумма, выплачиваемая отдельными ведомствами (например, инженеров путей сообщения, горно-инженерным, юстиции и так далее) своим пенсионерам из кассы взаимопомощи пожизненно при условии, что человек отчислял в эту кассу взносы на протяжении десяти лет. Размер эмеритуры порой не уступал размеру государственной пенсии!

И третье: пенсии, полагающиеся кавалерам наиболее престижных государственных наград. На самом деле этот контингент был не мал, и включал также солдат, награжденных георгиевскими крестами. В годы Первой мировой георгиевские кресты разных степеней получили почти полтора миллиона солдат — все они имели бы после войны и многие другие льготы. Имели бы…

Возвращаясь к пенсиям за выслугу лет («по старости»), следует сказать, что единого для всей империи возраста, по достижении которого человек автоматически считался пенсионером, не было. Но чтобы получить пенсию в размере 100% своей зарплаты (тогда говорили «получить полный оклад») следовало проработать 35 лет. Речь об общем стаже, советское изобретение «непрерывный стаж» в те времена известно не было. Работники, прослужившие 25 и более лет, имели право на «половину оклада».

Каковы были пенсии за выслугу лет у рабочих до1917 года? — Поскольку они были введены только в 1914 году, а во время войны вряд ли о них писали где либо (во всяком случае мне не удалось найти сведений об этом в публикациях того времени), то оставалось искать только в архивных публикациях по истории рабочего движения в России первых послереволюционых лет (до середины 1920-х годов статистики еще не врали). Один такой источник мне удалось найти: согласно опубликованным в 1923 г. данным «Архива истории труда в России» [Архив истории труда в России. Книга 9. Петроград, 1923., с.135, 141] пенсии у рабочих Петрограда в начале 1917 г. очень сильно различались — в пределах от 300 до 3000 р. (и более) в год (т.е. от 25 до 250р. в месяц) — Напомним, что средняя по России месячная зарплата рабочих в начале 1917 года составляла 116 рублей (на оборонных заводах не менее 160-ти и до 400 рублей), а средний бюджет семьи из трех человек составлял 169 рублей [13, Книга 9, с.59-60].. Накануне Февральской революции пенсии были повышены: минимальные на 75%, максимальные на 25%. Там же («Архив истории труда в России», с. 135) указано, что семьям рабочих, призванных на военную службу, сохранялось содержание (в том числе пенсия кормильца семьи), в зависимости от семейного положения: семьям с детьми — 100% содержания, бездетным — от 75 до 50%.

Возвращаясь к пенсионному законодательству 1912 года, пенсионные льготы предоставлялись прежде всего тем, кто вынужден был досрочно уйти в отставку по состоянию здоровья. Право на максимальную пенсию они получали при выслуге 30 и более лет. Стаж от 20 до 30 лет обеспечивал 2/3 оклада, а от 10 до 20 лет — треть. Если болезнь не позволяла человеку не только работать, но даже ухаживать за собой, «полный оклад» полагался после 20 лет работы, 2⁄3 при выслуге не менее 10 лет, а треть — при наличии трудового стажа хотя бы пять лет.

Помимо трудового стажа было еще одно принципиальное условие: служба на протяжении всех лет должна была быть «беспорочной». Нечего было надеяться на пенсионное обеспечение тем, кто хотя бы раз был уволен «по статье»: «отрешен от должности» судом или же «удален от должности» по распоряжению начальства. Не полагалась пенсия лицам, отбывшим наказанием за уголовные преступления. В число последних включали и «политических» осужденных, от народовольцев до большевиков. Что касается уволенного по статье через суд или начальством, он мог устроиться на другую работу и там заслужить пенсию. В этом случае отсчет выслуги лет начинался с нуля. Сложнее было гражданину, имевшему проблемы с Уголовным кодексом. По российскому законодательству никто не мог вернуть ему утраченные пенсионные права, кроме, разумеется, государя. Однако прошение на имя главы государства следовало подавать не сразу по отбытии наказания, а хотя бы после трех лет беспорочной службы. Этот минимальный стаж служил свидетельством того, что вчерашний правонарушитель стал на путь исправления и может быть прощен.

Все это было предусмотрено Сводом Законов Российской Империи к 1914 году, а также Уставом о промышленном труде [Свод законов Российской империи /КонсультантПлюс: Классика российского права (http://civil.consultant.ru/code/).], [став о промышленном труде Российской Империи / Киселев И. Я. Трудовое право России. М.:, 2001. (http://www.hist.msu.ru/Labour/Law/ustav.htm )]

*** Революции 1917 года и Гражданская война разорили страну и народ, но НЭП позволил довольно быстро восстановить хозяйство и уровень жизни как рабочих (за исключением жилищных условий), так и крестьян.

С началом сталинской коллективизации в 1929 году и свертывания НЭПа уровень жизни не только крестьян, но и рабочих начал быстро падать. Минимум уровня жизни рабочих по критерию соотношения зарплаты и потребительской корзины до Великой Отечественной войны пришелся на 1940 год — он был в два раза меньше, чем в 1913 году (подробнее об этом см. мою статью в этом блоге: ([http://echo.msk.ru/blog/fedor/929486-echo/ Уровень жизни в 1913 году: сравнение с СССР и современной РФ ] ). Только к концу 1950-х годов уровень жизни рабочих достиг дореволюционного. А крестьян и всех прочих — так никогда и не достиг…. Что касается советских пенсий, то при Сталине, и ещё до 1956 года они были мизерными, прожить на них было невозможно. — только хрущёвская пенсионная реформа довела средний уровень советских пенсий до 40% от средней по стране зарплаты.

***

В начале статьи — одна из многих сотен фотографий Сергея Михайловича Прокудина-Горского (1863-1944), сделанных этим замечательным изобретателем цветной фотографии в начале ХХ века. Очень советую посмотреть его работы, они есть в интернете. Это цветные фотографии России начала ХХ века очень высокого качества. Но главное в том, что сквозь эти фото проступают душа и дух того времени. Приведённая фотография — это семья рабочих одного из заводов города Златоуста (фото около 1907 г.). Кстати, 8-часовой рабочий день был введён на горнодобывающих и металлургических заводах Златоуста ещё в 1898 году.

SPEKTR.PRESS репортажи, интервью, мнения

Третий мир и третий Рим. Нужен ли России африканский престиж за 20 млрд долларов? Проблема наша не в подаренных кому-то невозвратных миллиардах. А в том, что люди, вцепившиеся мертвой хваткой во власть, перестают понимать, что нужно людям, которые где-то там, внизу, копошатся. Зато, конечно, престиж растет и перспективы открываются такие, что аж жутко…

echo.msk.ru

Пенсии в Российской империи — право или милость?

Мы живём в период реакции. Посредством правового выражения своей воли класс эксплуататоров продолжает грабить обычных людей — пролетариев. В данный момент происходит лишение нас одного из важнейших достижений трудового народа — всеобщего пенсионного обеспечения.

Для ведения прогрессивной классовой борьбы нужны знания. А знание уходящей в глубь веков истории развития института пенсий в данный момент представляется одним из наиболее актуальных.

Современная буржуазная пропаганда рисует идеальный образ царской России настолько яркими красками, что отвлечённый читатель искренне не понимает — зачем нужно было разрушать передовое государство, обеспечивавшее своё население необходимыми благами человечества, в том числе и в области пенсионных прав. О том, какими именно были эти права и пойдёт речь в данной статье.

Сегодня пенсией принято называть ежемесячные денежные выплаты, устанавливающиеся в связи с наступлением нетрудоспособности вследствие старости, инвалидности, потери кормильца или по иным основаниям в целях компенсации дохода.

Её прообраз был введён Петром I в отношении военнослужащих.

«Ежели кому по долговременных трудах воинских за чем в поле служить было невозможно, то каждый будет снабжен Его Царского Величества милостью, а без надлежащего призрения никто оставлен не будет. Також чтоб все, взирая и будучи в надежде на сию Его Царского Величества милость, ревнивее к службе поступали»[1].

Первопроходцами стали морские офицеры. В 1720 году царь Пётр утвердил Морской устав, дающий не имеющим других доходов отставным офицерам (а также их вдовам и детям, хотя и в меньшем размере) право на ежегодно получение годового оклада жалования.

Само понятие пенсии впервые упоминается в именном указе Петра II при обеспечении пенсионами вдов иностранных военнослужащих. Пенсион в переводе с французского означает платёж.

Елизавета Петровна распространила социальное обеспечение по старости на старший и высший командные офицерские составы сухопутных войск, а при наличии плохого состояния здоровья, ранений и увечий — на средний и младший составы. А уже Екатерина II утвердила пенсии за выслугу лет, которая составляла 32 года для морских офицеров, 35 для статских (гражданских) служащих. Одним из основных условий для назначения пенсий было — отсутствие средств к существованию.

Пенсионы того времени в значительной степени носили неденежный характер. Он мог выражаться в праве пожизненного проживания в госпитале, монастыре, позднее — богадельне.

Немало в пенсионном обеспечении военнослужащих сухопутных войск сделал Александр I, в том числе и Указом от 16 сентября 1807 года «О произвождении Штаб и Обер-офицерам, уволенным от службы за ранами и увечьем, полного по смерть жалования, и об учреждении для нижних чинов и рядовых инвалидных домов». Названным высшим чинам пожизненный пенсион назначался при невозможности продолжения военной службы. Затем эти положения были распространены и на морских военнослужащих.

В указе от 9 ноября 1816 года «О призрении вдов и сирот, оставшихся после умерших от ран военных чинов» царь отмечает:

«С прискорбием видел Я при обозрении некоторых Губерний, что вдовы, сироты и матери Офицеров, умерших от полученного во время войны увечья, испрашивают себе пропитания. Лишённые способа к существованию, они имеют полное право взывать к Отечеству, для спокойствия коего пожертвовали мужьями, отцами и детьми, и просьбы их заслуживают всякого внимания; но, вероятно, быв в разные места приносимы, не всегда оне удовлетворяются, или не во время, особенно же в отсутствие Мое из Столицы. Сострадая о сих несчастных Я дал уже просьбам вдов направление через Комитет Министров, а участь сирот и матерей признаю полезнейшим вверить Комитету, пекущемуся об изувеченных воинах…»[2].

Данный отрывок наглядно показывает основную отличительную черту имперского пенсионного обеспечения — сословный характер. Ведь система статской и военной служб была доступна лицам, как правило, имеющим дворянское происхождение.

Но несмотря на это в офицерские ряды проникали простолюдины, лишь малая часть из которых могла дослужиться до личного или потомственного дворянства. Так вдовам, детям-сиротам и матерям, не живущим с дохода от крепостных, приходилось просить милостыню для дальнейшего существования. И дабы не уронить престиж военной службы, Александр I обеспечил близких родственников офицеров материальной поддержкой. Что же касается остальных, то государь не сострадал ни обычным рядовым, отслужившим свой рекрутский срок, ни их вдовам, детям-сиротам и родителям, отдавшим своих супругов, родителей и сыновей для зашиты Отечества. Отечества, которое не давало им право взывать к нему в трудный час.

6 декабря 1827 года был принят указ императора Николая I, утвердивший «Общий устав о пенсиях и единовременных пособиях», который привёл в порядок большой объём пенсионного законодательства. Пенсии же стали назначать пожизненно, т.е. вне зависимости от здоровья и наличия средств к существованию, а все расходы осуществлялись за счёт казны. Исключение составили заслуженные статские чиновники, которые «служа с усердием и лишались сил от трудом, понесённых в прехождении их должностей, не имеют средств к приличному себя содержанию»[3]. С весьма значительными изменениями он просуществовал вплоть до 1912 года.

Затем появились и льготные пенсии. Так «Полная пенсия» назначалась за 35 лет «безупречной» службы. Прослужившим от 30 до 35 лет определялось 2/3 полного оклада, от 20 до 30 лет — 1/3 полного оклада, равного жалованью по чинам[4]. Позднее эти сроки были изменены. ½ оклада назначалась за 25 лет службы (новый минимальный срок выхода на пенсию). К небезупречной службе относилось: как лишение или ограничение прав состояния (общее обозначение сословных прав, политических и гражданских), так и исключение со службы или отрешение от должности.

Не стоит забывать и об ограничении в правах женщин. Это проявлялось и при приеме на государственную службу — предпочтение отдавалось лицам мужского пола. Женщин принимали на службу с ограничениями и только по некоторым ведомствам: почтово-телеграфному, учебному, медицинскому и путей сообщения[5]. И, как следствие, для подавляющего большинства прекрасной половины населения царской России пенсионы были недоступны.

В процессе развития законодательства право на пенсион стали получать более широкие слои служащих: священники и гражданские чины при войсках, военных и морских учреждениях; пограничные чины; чины пожарных команд; сёстры милосердия и работники просвещения.

Но царские власти не испытывали воодушевления от постоянно растущих государственных пенсионных расходов. Так с 1828 года по 1868 число пенсионеров и сумма пенсий (расходы казны) увеличились в 6 раз. Средний же размер пенсионных выдач за этот период остался практически неизменным. Если в 1828 году пенсия составляла 41% получаемого служащим жалования, то в 1867 году — 29%. Стремительно росло число пенсионеров: в 1828 году один пенсионер приходился на 4,5 служащих, в 1843 — на 2,5 служащих, а в 1868 — на одного служащего[6]!

В такой «неблагоприятной» ситуации самодержец дал чёткий указ — ограничить данные расходы. Одновременно с их сокращением стали создаваться эмеритальные кассы (от лат. emeritae — заслуживаю). Они формировались за счёт обязательного отчисления участниками 6% из получаемого денежного довольствия. Первопроходцами, испытавшими на себе данную систему снова стали морские офицеры в 1856 году и сухопутные в 1859. Примечательно, что первые поначалу не почувствовали на себе данного материального давления, так как к их жалование было увеличено на 30%. Минимальный стаж для получения пенсии такого вида в размере 3/12 от жалования равнялся 5 годам, а для получения выплат в полном объёме — 35. Назначалась она дополнительно к государственной и выплачивалась: до смерти, если служащий вышел в отставку; до выхода замуж, если назначалась его вдове; детям-сиротам до совершеннолетия. Эмеритальные кассы регулировались четвёртой книгой III тома Свода законов Российской империи и по началу были поддержаны государственной казной. Каждая из них имела свой устав. По своей природе они стали прообразом современных накопительных пенсий (только вот без «заморозок»), посредством которых государство сняло с себя часть социальных функций, переложив их на самих служащих. Сама же эмеритура вводилась постепенно, от ведомства к ведомству. Сначала для высших чинов, а затем для низших. Данный процесс занял полвека[7]. Тем временем инфляция постепенно «поедала» образовывающиеся накопления.

Процесс «оптимизации» социальных затрат привёл Россию к существенному отставанию от промышленно развитых стран в части пенсионного обеспечения. Так Г.П. Дегтярёв приводит следующие данные:

«К началу 1870-х годов стало очевидным, что обеспечение выходящих на пенсию россиян является трудноразрешимым вопросом. Россия расходовала на пенсии менее 4% своих доходов, тогда как общее число расходов на пенсии в иностранных государствах в среднем доходило до 6%. Среди 20 западных стран Россия в это время занимала 15 место, уступая, за исключением Австрии, всем передовым державам»[8].

В продолжении сокращения пенсионных расходов было предложено, что служащие сами должны обеспечивать свое существование, а государство должно заботиться только о тех, кто по причине болезни и иных несчастных случаев не мог заботиться о себе самостоятельно. Эта идея понравилась эмеритуре, так как толкала делать отчисления в кассы»[9]. Поэтому при Александре III под опекой государственного пенсионного обеспечения снова остались лишь те, кто не мог зарабатывать себе на жизнь самостоятельно[10]. Проверялась нуждаемость в государственной пенсии, если таковой не было, то она не назначалась.

Эти и другие меры, принятые царизмом, не справившимся с возложенными на себя социальными обязательствами, «облегчили гнёт» казны. «Освободить» её и вовсе планировалось введением страховых пенсий.

Однако сегодня имевшиеся недостатки преподносятся совершенно в другом ключе. Например: «сложившаяся в XIX веке в Российской империи система правового регулирования пенсионного обеспечения государственных служащих, включая военнослужащих, была наиболее передовой, прогрессивной и детализированной в сравнении с другими государствами Европы»[11].

Не лишним будет упомянуть и о правовой природе института пенсий. Не так давно протоиерей Алексий Чаплин заявил:

«Когда пенсия потеряла нравственное значение “милости” со стороны государства к своим гражданам и была провозглашена неотъемлемым правом каждого человека, она стала носителем некой печати богопротивности»[12].

В какой именно момент пенсия потеряла своё «нравственное» значение — священнослужитель не уточнил. Предположим, что речь идёт о праве на пенсию для всех граждан СССР, которое они приобрели в 1959 году. По поводу утверждения пенсии как права у исследователей имеются разные мнения. Как было показано выше — милостью государя она была в первой половине XVIII века, так как назначалась исключительно по велению монарха. Затем, как утверждает Г.П. Дегтярев, к середине XIX столетия пенсия уже признавалась как право человека, отдавшего значительную часть своей жизни службе обществу. Именно эта идея и была положена в основу новой редакции Пенсионного устава в 1853 году[13]. Н.В. Тютюнов отмечает, что в конце XIX века активно обсуждался вопрос, что такое пенсия: милость правительства или неотъемлемое право служащих при соблюдении соответствующих условий. Возобладала идея — пенсия есть милость правительства только в исключительных, уважительных случаях, а право служащего на пенсию — во всех остальных[14]. К исключительным случаям относилась персональная пенсия, назначаемая именными указами императоров за особые заслуги перед царским правительством. Поэтому если пенсия и стала носителем «печати богопротивности», то уж точно задолго до Октября, ещё при русском царе и главенствующей в то время РПЦ.

На рубеже веков пенсионное обеспечение рабочих, крестьян и прочих слоёв населения оставалось вне поля деятельности государства. И лишь немногие стали участниками первых пенсионных касс, в которые наиболее обеспеченные слои могли вносить взносы (от 2 до 6 %), от суммы которых напрямую зависела будущая пенсия. Кассы работали по страховому принципу. При наступлении болезни, травмы или смерти от несчастного случая (страхового случая) пенсия (в определённых случаях — пособие) назначалась рабочему или его семье, оставшейся без средств к существованию. Условиями расчёта сумм были: заработная плата, трудовой стаж, занимаемая должность, состояние здоровья, семейное положение и льготные условия начисления выплат за особые обстоятельства (травма, болезнь, смерть).

В начале XX века всё больше разгоралась борьба рабочих за свои права, под давлением которой в государственной думе рассматривались законопроекты о назначении работникам пенсий по случаям приобретения естественных травм и болезней, связанных с производством; финансирования лечения рабочих за счет фабрик и заводов. Но промышленники и фабриканты отвергали данные предложения, считая, что это приведёт к «слишком щедрым» и «разорительным» затратам для промышленности.

23 июня 1912 года был учреждён «Устав о пенсиях и единовременных пособиях чинам военного ведомства и их семействам». Была снижена сумма пенсии за 35 лет службы, она составила 80% от оклада, хотя и именовалась «полной». За каждый год сверх службы она увеличивалась на 3%. Так царское правительство «стимулировало» подданных служить дольше. Знакомо, не правда ли?

Пристальное внимание было обращено на служителей царского правопорядка — полицейских. По ходу нарастания революционной борьбы их пенсии увеличивались в связи с риском для жизни. Обычные же люди, которые «расшатывали лодку» царизма и боролись за достойную жизнь, оставались сами по себе.

В заключении, на наш взгляд, будет интересно отметить, что современная манера повествования относительно «прогрессивного» пенсионного обеспечения РИ заключается в косвенном, а порой и в прямом, противопоставлении царской и советской социальных систем в пользу первой[15]. Но при ознакомлении с пенсионными обязательствами первого в мире социалистического государства, находившегося в жесточайших условиях Гражданской войны, иностранной интервенции, а позднее и Великой Отечественной, вырисовывается несколько иная картина. О ней мы и поговорим в следующий раз.

Примечания:

1. Военное законодательство Российской империи (Кодекс русского военного права) // Российский военный сборник. — Вып.10. — М., 1996. — С.214.

2. Полное Собрание Законов Российской Империи : Собрание первое : С 1649 по 12 декабря 1825 года. — СПб. : Тип. II Отд-ния собств. Е. И. В. канцелярии, 1830. — 48 т.: указ. Т. 32 : 1812-1815. С. 1085.

3. Статья 912. Уставы о пенсиях и единовременных пособиях : (По Своду законов изд. 1857 г. и по продолж. 1863, 1864, 1868, 1869, 1871 и 1872 гг.) / сост. В. А. Иванов. — С.-Петербург : Тип. А. Траншеля, 1873. — [4], IV, С. — 232.

4. Тютюнов Н.В. История формирования отечественной системы пенсионного обеспечения военнослужащих. Социально-экономические науки. 2012. С. 92. URL: https://cyberleninka.ru/article/n/istoriya-formirovaniya-otechestvennoy-sistemy-pensionnogo-obespecheniya-voennosluzhaschih (09.07.2018).

5. Квасов Д.А. Становление и развитие пенсионного законодательства о государственных служащих Российской империи XIX — начала XX вв. Автореферат // URL: http://lawtheses.com/stanovlenie-i-razvitie-pensionnogo-zakonodatelstva-o-gosudarstvennyh-sluzhaschih-rossiyskoy-imperii-xix-nachala-xx-vv (дата обращения 10.07.2018).

6. См.: Что есть пенсия: милость, награда или право? // URL: http://pfr.pba.su/Content/Read/300 (дата обращения 29.07.2018).

7. См.: Кульчитский А.А. История пенсионного обеспечения россиян за 1827-1917. Автореферат // URL: http://www.dissercat.com/content/istoriya-pensionnogo-obespecheniya-rossiyan-za-1827-1917-gg#ixzz5JnrGJP5u (09.07.2018).

8. Что есть пенсия: милость, награда или право? // URL: http://pfr.pba.su/Content/Read/300 (дата обращения 29.07.2018).

9. Там же.

10. Тютюнов Н.В. Указ. соч. С. 92.

11. Там же. С. 94.

12. Божья Правда в пенсионной реформе // URL: http://ruskline.ru/news_rl/2018/06/22/bozhya_pravda_v_pensionnoj_reforme (дата обращения: 26.07.2018).

13. См.: Что есть пенсия: милость, награда или право? // URL: http://pfr.pba.su/Content/Read/300 (дата обращения 29.07.2018).

14. См.: Тютюнов Н.В. Указ. соч. С. 94.

15. См. подробнее: Марина Вяземская. История пенсий в России и СССР // URL: https://www.e-vid.ru/obschestvo/090718/istoriya-pensiy-v-rossii-i-sssr (дата обращения: 16.08.2018); Пенсионные системы Российской империи, СССР и Российской Федерации // URL: https://tsargrad.tv/articles/pensionnye-sistemy-v-rossijskoj-imperii-sssr-i-rossijskoj-federacii_142447 (дата обращения: 16.08.2018); Царская социалка превосходила сталинскую (пенсии, страховки, и пр.) // URL: https://www.politforums.net/historypages/1424021659.html (дата обращения: 16.08.2018).

Источники:

— Божья Правда в пенсионной реформе // URL: http://ruskline.ru/news_rl/2018/06/22/bozhya_pravda_v_pensionnoj_reforme (дата обращения: 26.07.2018)

— Военное законодательство Российской империи (Кодекс русского военного права) // Российский военный сборник. — Вып.10. — М., 1996. — 448 с.

— Гусаков Д.Б. Генезис государственного страхования в Российской империи: историко-правовой аспект. Диссертация. Санкт-Петербург. 2015. — 161 с. // URL: https://olymp.ranepa.ru/docs/dissertation/gusakov-d-b-dissertation.pdf (дата обращения: 26.07.2018)

— Полное Собрание Законов Российской Империи : Собрание первое : С 1649 по 12 декабря 1825 года. — СПб. : Тип. II Отд-ния собств. Е. И. В. канцелярии, 1830. — 48 т.: указ. Т. 32 : 1812-1815. — 1830 с.

— Квасов Д.А. Становление и развитие пенсионного законодательства о государственных служащих Российской империи XIX — начала XX вв. Автореферат // URL: http://lawtheses.com/stanovlenie-i-razvitie-pensionnogo-zakonodatelstva-o-gosudarstvennyh-sluzhaschih-rossiyskoy-imperii-xix-nachala-xx-vv (дата обращения 10.07.2018)

— Кульчитский А.А. История пенсионного обеспечения россиян за 1827-1917. Автореферат // URL: http://www.dissercat.com/content/istoriya-pensionnogo-obespecheniya-rossiyan-za-1827-1917-gg#ixzz5JnrGJP5u (09.07.2018)

— Марина Вяземская. История пенсий в России и СССР // URL: https://www.e-vid.ru/obschestvo/090718/istoriya-pensiy-v-rossii-i-sssr (дата обращения: 16.08.2018)

— Пенсионные системы Российской империи, СССР и Российской Федерации // URL: https://tsargrad.tv/articles/pensionnye-sistemy-v-rossijskoj-imperii-sssr-i-rossijskoj-federacii_142447 (дата обращения: 16.08.2018)

— Тютюнов Н.В. История формирования отечественной системы пенсионного обеспечения военнослужащих. Социально-экономические науки. 2012. С. 91 – 97. // URL: https://cyberleninka.ru/article/n/istoriya-formirovaniya-otechestvennoy-sistemy-pensionnogo-obespecheniya-voennosluzhaschih (09.07.2018)

— Уставы о пенсиях и единовременных пособиях : (По Своду законов изд. 1857 г. и по продолж. 1863, 1864, 1868, 1869, 1871 и 1872 гг.) / сост. В. А. Иванов. — С.-Петербург : Тип. А. Траншеля, 1873. — [4], IV, 512 с.

— Что есть пенсия: милость, награда или право? // URL: http://pfr.pba.su/Content/Read/300 (дата обращения 29.07.2018)

— Царская социалка превосходила сталинскую (пенсии, страховки, и пр.) // URL: https://www.politforums.net/historypages/1424021659.html (дата обращения: 16.08.2018)

pikabu.ru

Какие пенсии получали в царской России перед революцией

20/09/2012

               Но, думаю, ещё меньше людей знают, что к 1914 году уже практически все «бюджетники» (говоря нынешним слэнгом) имели право на государственную «пенсию по старости». К 1914 году право на государственную пенсию за выслугу лет («за долговременную беспорочную службу») имели все «бюджетники», то есть: – чиновники всех ведомств, всех классов, а также канцеляристы; – офицеры и прапорщики армии, таможенной службы, жандармского корпуса и др.; – учителя (в том числе народные, начальных классов), законоучителя и служащие духовных учебных заведений, а также преподаватели, профессора университетов и других учебных заведений; – ученые и инженеры на всех казенных заводах, всех ведомств и организаций; – врачи и фельдшеры (в том числе ветеринарной службы), а также служащие и нижние чины (обслуга) казенных больниц и заведений; – к 1914 году право на государственную пенсию за выслугу лет получили и рабочие казеных заводов [Фельдман М.А. Стимулы к труду в промышленности Урала в первые десятилетия XX века. с.45]. У обычных граждан Российской империи пенсионное обеспечение состояло из нескольких слагаемых. Главное, конечно, это государственная пенсия «за долговременную беспорочную службу» либо пенсия по болезни (инвалидности) в случае вынужденного досрочного ухода с работы по состоянию здоровья, причем с 1912 года пенсия по инвалидности выплачивалась и рабочим частных предприятий. Второе слагаемое — эмеритура — сумма, выплачиваемая отдельными ведомствами (например, инженеров путей сообщения, горно-инженерным, юстиции и так далее) своим пенсионерам из кассы взаимопомощи пожизненно при условии, что человек отчислял в эту кассу взносы на протяжении десяти лет. Размер эмеритуры порой не уступал размеру государственной пенсии! И третье: пенсии, полагающиеся кавалерам наиболее престижных государственных наград. На самом деле этот контингент был не мал, и включал также солдат, награжденных георгиевскими крестами. В годы Первой мировой георгиевские кресты разных степеней получили почти полтора миллиона солдат — все они имели бы после войны и многие другие льготы. Имели бы... Возвращаясь к пенсиям за выслугу лет («по старости»), следует сказать, что единого для всей империи возраста, по достижении которого человек автоматически считался пенсионером, не было. Но чтобы получить пенсию в размере 100% своей зарплаты (тогда говорили «получить полный оклад») следовало проработать 35 лет. Речь об общем стаже, советское изобретение «непрерывный стаж» в те времена известно не было. Работники, прослужившие 25 и более лет, имели право на «половину оклада». Каковы были пенсии за выслугу лет у рабочих до 1917 года? — Поскольку они были введены только в 1914 году, а во время войны вряд ли о них писали где либо (во всяком случае мне не удалось найти сведений об этом в публикациях того времени), то оставалось искать только в архивных публикациях по истории рабочего движения в России первых послереволюционых лет (до середины 1920-х годов статистики еще не врали). Один такой источник мне удалось найти: согласно опубликованным в 1923 г. данным «Архива истории труда в России» [Архив истории труда в России. Книга 9. Петроград, 1923., с.135, 141] пенсии у рабочих Петрограда в начале 1917 г. очень сильно различались — в пределах от 300 до 3000 р. (и более) в год (т.е. от 25 до 250р. в месяц) — Напомним, что средняя по России месячная зарплата рабочих в начале 1917 года составляла 116 рублей (на оборонных заводах не менее 160-ти и до 400 рублей), а средний бюджет семьи из трех человек составлял 169 рублей [13, Книга 9, с.59-60].. Накануне Февральской революции пенсии были повышены: минимальные на 75%, максимальные на 25%. Там же («Архив истории труда в России», с. 135) указано, что семьям рабочих, призванных на военную службу, сохранялось содержание (в том числе пенсия кормильца семьи), в зависимости от семейного положения: семьям с детьми — 100% содержания, бездетным — от 75 до 50%. Возвращаясь к пенсионному законодательству 1912 года, пенсионные льготы предоставлялись прежде всего тем, кто вынужден был досрочно уйти в отставку по состоянию здоровья. Право на максимальную пенсию они получали при выслуге 30 и более лет. Стаж от 20 до 30 лет обеспечивал 2/3 оклада, а от 10 до 20 лет — треть. Если болезнь не позволяла человеку не только работать, но даже ухаживать за собой, «полный оклад» полагался после 20 лет работы, 2/3 при выслуге не менее 10 лет, а треть — при наличии трудового стажа хотя бы пять лет. Помимо трудового стажа было еще одно принципиальное условие: служба на протяжении всех лет должна была быть «беспорочной». Нечего было надеяться на пенсионное обеспечение тем, кто хотя бы раз был уволен «по статье»: «отрешен от должности» судом или же «удален от должности» по распоряжению начальства. Не полагалась пенсия лицам, отбывшим наказанием за уголовные преступления. В число последних включали и «политических» осужденных, от народовольцев до большевиков. Что касается уволенного по статье через суд или начальством, он мог устроиться на другую работу и там заслужить пенсию. В этом случае отсчет выслуги лет начинался с нуля. Сложнее было гражданину, имевшему проблемы с Уголовным кодексом. По российскому законодательству никто не мог вернуть ему утраченные пенсионные права, кроме, разумеется, государя. Однако прошение на имя главы государства следовало подавать не сразу по отбытии наказания, а хотя бы после трех лет беспорочной службы. Этот минимальный стаж служил свидетельством того, что вчерашний правонарушитель стал на путь исправления и может быть прощен.

Все это было предусмотрено Сводом Законов Российской Империи к 1914 году, а также Уставом о промышленном труде [Свод законов Российской империи /КонсультантПлюс: Классика российского права.], [Устав о промышленном труде Российской Империи / Киселев И. Я. Трудовое право России. М.:, 2001]

*** Революции 1917 года и Гражданская война разорили страну и народ, но НЭП позволил довольно быстро восстановить хозяйство и уровень жизни как рабочих (за исключением жилищных условий), так и крестьян.

С началом сталинской коллективизации в 1929 году и свертывания НЭПа уровень жизни не только крестьян, но и рабочих начал быстро падать. Минимум уровня жизни рабочих по критерию соотношения зарплаты и потребительской корзины до Великой Отечественной войны пришелся на 1940 год — он был в два раза меньше, чем в 1913 году. Только к концу 1950-х годов уровень жизни рабочих достиг дореволюционного. А крестьян и всех прочих — так никогда и не достиг.... Что касается советских пенсий, то при Сталине, и ещё до 1956 года они были мизерными, прожить на них было невозможно. — только хрущёвская пенсионная реформа довела средний уровень советских пенсий до 40% от средней по стране зарплаты.                       

Борис РОМАНОВ, echo.msk.ru, фото nnm.ru

Медицинские центры и клиники, где можно сделать МРТ в Киеве

online812.ru

«Теперь генералов нет»: как Ленин отобрал пенсии у буржуев

Несмотря на стремление «до основанья разрушить мир насилья» и построить на его руинах свой, новый мир, советской власти после Октябрьской революции 1917 года пришлось унаследовать от царского режима и Временного правительства целый ряд обязательств. Как бы Владимир Ленин и его соратники ни пытались дистанцироваться не только в политическом, но и в морально-правовом плане от «разбежавшихся буржуазных министров», в некоторых аспектах РСФСР выступила прямой правопреемницей Российской республики.

Новое государство признало пенсионные правоотношения, возникшие еще до революционных событий. Расчеты производились на основании Устава о промышленном труде 1913 года.

Пенсии могли полагаться отставным чиновникам и служащим, объявленным советской властью «классово-чуждыми элементами», ветеранам и инвалидам русско-японской и Первой мировой войн. Последнее место в иерархии субъектов советского пенсионного обеспечения занимало крестьянство.

Правда, выплачивать деньги советское правительство решило не всем. К числу «старых пенсионеров» были отнесены только те лица, которые удовлетворяли условиям о нетрудоспособности и острой материальной нуждаемости. Летом 1918 года пенсионный отдел Народного комиссариата социального обеспечения провел опись старых дел и разослал их в местные отделы. В случае выявления факта получения пенсии при наличии других доходов пенсионер лишался выплат.

Согласно положению о социальном обеспечении трудящихся, целью выдачи пенсий являлось

«доставление средств к существованию лицам, лишившимся основного заработка или его части вследствие утраты трудоспособности или безработицы».

Размер выплат напрямую зависел от процента нетрудоспособности. При ее частичной утрате начисления назначались в следующей пропорции: от 15 до 29% — 1/5 полной пенсии, 30-44%; — 1/2 полной пенсии, 45-60% — 3/4, наконец, утратившие трудоспособность более чем на 60% получали пенсию в полном объеме.

Кроме того, наблюдался ярко выраженный классовый подход к регулированию пенсий: пенсии трудящихся, учителей и низших чинов старой армии, назначенные до революции, поступательно росли, а пенсии бывших чиновников постепенно сходили на нет.

«Прежде было так: генерал и чиновник получали пенсии, а рабочий и солдат ходили побираться. Этого больше не должно быть и не будет, как нет теперь генералов, а есть только одни солдаты, какую бы должность они не занимали, так и пенсии уравниваются для всех одинаково», — объяснялся подобный выборочный подход в одной из газетных публикаций.

С целью упорядочить пенсионное законодательство 26 апреля 1919 года Совнарком принял декрет «Об отмене старых пенсий и о пенсионном удовлетворении старых пенсионеров». Лишь после этого понятие «старые пенсионеры» было официально исключено из пенсионного обеспечения. В соответствии с документом все пенсии, выдаваемые из государственного казначейства, пенсионных, эмеритальных и прочих касс на основании дореволюционных норм, подлежали пересмотру по новому, советскому законодательству.

«Пенсионные отделы народных комиссариатов, как центральные, так и местные, а равно все действующие пенсионные, сберегательно-вспомогательные и т. п. кассы ликвидировать»,

— говорилось также в декрете.

Делопроизводства отделов и касс передавались органам наркомата соцобеспечения, а их капиталы перечислялись в доход казны. Так начинала свою работу единая государственная пенсионная система.

Как уточняется в монографии Ирины Сиваковой «Пенсионное законодательство России в советский период (октябрь 1917 г. – 1928 г.)», на созванном при Наркомате соцобеспечения межведомственном совещании выяснилось, что обо всех «старых пенсионерах» имелись соответствующие ведомости и списки в казенных палатах и местных казначействах, где производилась фактическая выдача пенсий.

Ввиду этого местным отделам социального обеспечения надлежало в срочном порядке истребовать указанные сведения и приступить к пересмотру «старых» пенсий.

Пенсии не полагались лицам, занятым «непроизводительным трудом», — духовенству, частным торговцам и т. д., а также бывшим полицейским и жандармам. Как объяснял Наркомат соцобеспечения, для разрешения вопроса о праве на пенсию необходимо правильно толковать понятие «труд», с которым неразрывно связана категория «общеполезности». По этой шкале церковный сторож получал пенсию, а священнослужитель – нет.

После Гражданской войны перечень представителей «эксплуататорского класса», которым не положены советские пенсии, пополнился «злостными контрреволюционерами», занимавшими высокие посты в руководящих органах Белого движения и командные должности в армиях.

Члены РКП (б) и советские работники также могли поражаться в правах – в случае применения к ним судебных санкций.

Напротив, имеющие «особые заслуги перед рабоче-крестьянской революцией в борьбе с мировым империализмом и буржуазно-помещичьей контрреволюцией, а равно в деле социалистического строительства и партийной работы» товарищи приобретали право на персональную пенсию в случае инвалидности и прочие льготы. Если в 1918 году на соцобеспечении находились 105 тыс. пенсионеров, то в 1920-м – 1 млн. Пенсионный возраст для мужчин составил 60 лет, для женщин – 50.

www.gazeta.ru


Смотрите также

 


СодержаниеКарта сайта

Пенсионный консультант © 2020 Все права защищены.