ИНТЕРВЬЮ СМИРНОВА СЕРГЕЯ НИКОЛАЕВИЧА

 
 

Смирнов Сергей Николаевич.

  

 

 

- Сергей Николаевич, Вы возглавляете кафедру управления рисками и страхования Высшей школы экономики. Расскажите, пожалуйста, о кафедре.

Кафедра основана Сергеем Константиновичем Завриевым, который и в настоящее время является ее профессором и идейным вдохновителем. У меня с ним старые добрые дружеские отношения еще со студенческих лет. Летом прошлого года Сергей Константинович перешел в PricewaterhouseCoopers, ему стало трудно совмещать эту работу с заведованием кафедрой и он, как бы по эстафете, передал эту должность мне.
На кафедре существует отлаженная система курсов, которые читают высококвалифицированные преподаватели, большинство из которых являются одновременно практиками с высокой квалификацией. У нас читают лекции топ-менеджеры страховых компаний, негосударственных пенсионных фондов, известные актуарии, финансовые инженеры, риск-менеджеры. В последнее время на кафедре активно развиваются такие направления как финансовая инженерия и риск-менеджмент. Кстати, изначальное название - "кафедра страхования" - поэтому и было расширено.

- Как приходят студенты на кафедру?

После окончания трех курсов студенты делают выбор в пользу заинтересовавшей их кафедры, и если таких желающих много они должны пройти конкурс. А конкурс на нашу кафедру имеется, кафедра пользуется авторитетом среди студентов и репутация наших выпускников среди работодателей весьма высокая. Кстати, в этом году мы существенно расширили список компаний, куда направляются на практику студенты кафедры, в особенности для получения опыта практической работы по управлению рисками. Например, в этом году студенты будут направляться в страховые компании Росно и Согласие, Внешторгбанк, Центральный банк, ММВБ, Норильский Никель, Агентство по страхованию вкладов, SAP, Bearing Point, Ernst & Young, Allianz Risk Audit.

Совсем недавно мы разработали магистерскую программу "Управление рисками и актуарные методы". Эта программа, учитывающая лучший отечественный и зарубежный опыт, должна готовить элиту нашего актуарного рынка. Эта программа будет иметь ряд базовых курсов, а также две специализации – риск-менеджмент и актуарные расчеты. Можно будет специализироваться на одном направлении или на двух сразу. Магистерская программа будет длиться два года. Речь идет о системе четыре плюс два (четыре года – бакалавриат, два – магистратура), так что мы движемся в направлении Болонского процесса. Программа будет ориентирована не только на студентов Высшей Школы экономики, но и будет открыта для всех желающих получить высококачественное профессиональное образование международного уровня – разумеется, при условии, что начальная подготовка кандидата достаточна для восприятия продвинутых курсов. С одной стороны, выпускники магистратуры должны быть подготовлены настолько хорошо, чтобы быть в состоянии легко сдавать экзамены на международные профессиональные сертификации, как для актуариев, так и риск-менеджеров ( например, PRM ассоциации PRMIA или FRM ассоциации GARP). С другой стороны, на выходе будет диплом государственного образца.

- То есть впервые в нашей стране появится возможность получить диплом актуария и риск-менеджера государственного образца?

Мне сложно дать определенный ответ на сегодняшний день. Такой специальности в государственном реестре пока нет, но мы будем работать над получением соответствующей лицензии. По-видимому, другие институты тоже работают над этим вопросом, но мы постараемся быть первыми и при этом обеспечить подготовку специалистов на уровне мировых стандартов.

- Вы упомянули о Болонском процессе, нельзя ли остановиться на этом вопросе поподробнее…

Решение о включении России в объединение европейских государств по созданию единого образовательного пространства нашло свое отражение в совместном коммюнике участников конференции министров образования европейских стран в Берлине в 2003 году. Этот документ приближает время, когда будет принято решение о взаимном признании российских и европейских дипломов.

Участие России в Болонском процессе повысит мобильность студентов и преподавателей, предоставляя возможность в период учебы менять страну и университет для пополнения собственных знаний. Российская высшая школа выгодно отличается фундаментальным характером образовательных программ и чтобы использовать это преимущество, необходимо участвовать в построении общеевропейской системы. Государственный университет – Высшая школа экономики активно участвует в подготовке к переходу на новую систему, и можно сказать, как один из ведущих вузов, задает определенный тон и для других.

- Сергей Николаевич, как один из известных специалистов по управлению рисками, могли бы Вы поделиться своим пониманием рисков, которые существуют на рынке?

В первую очередь, наверное, Вас интересуют негосударственные пенсионные фонды. Фонды должны инвестировать средства с тем, чтобы покрывать взятые на себя обязательства. Поэтому традиционно это инвестирование носило достаточно консервативный характер и проявлялось в преимущественном размещении пенсионных резервов в облигации достаточно надежных эмитентов. Это вполне разумно, поскольку хорошо известно, что волатильность рыночных цен облигаций имеют значительно ниже, чем у акций. Кроме того, у нас в стране законодательно ограничен перечень возможных инструментов для инвестирования и наложены ограничения на структуру инвестиционного портфеля. Все это потенциально снижает возможные рыночные риски портфеля.

Однако в последнее время мы наблюдаем в международной практике новые тенденции. Старение населения в странах Запада побуждает компании, управляющие пенсионными фондами, в связи с нарастанием тяжести обязательств, к использованию более рискованных финансовых инструментов для инвестирования своих ресурсов с целью повышения доходности. Мы это отчетливо видим в таких странах, как Великобритания, в которой сегодня наблюдается высокая доля акций в структуре типичного портфеля. А в Голландии, например, недавно стали инвестировать пенсионные резервы в хедж-фонды и фонды фондов. И этот процесс, похоже, необратим.

- Сергей Николаевич, могли бы Вы рассказать о тенденциях развития риск-менеджмента в других финансовых институтах?

На этот вопрос можно было бы дать пространный ответ, но я постараюсь ответить по возможности кратко. Пожалуй, проще всего сослаться на принятые в прошлом году документы Базельского комитета по банковскому надзору. Дело в том, что эти материалы достаточно хорошо подытоживают “best practices” (так сказать, "передовой опыт"), ведущих банков, проводящих международные операции, и выработаны на основе тщательных и длительных консультаций с ними. Сейчас уже идет процесс внедрения разработанных отраслевых стандартов, обеспечивающих адекватную оценку и покрытие капиталом рисков. При этом стандарты эти касаются не только банков, но и инвестиционных компаний, по крайней мере, в Европе.

Если Базельское соглашение о достаточности капитала 1988 года касалось кредитного риска, дополнение к нему 1996 года, включало рыночные риски, то Базель-II, обновленная версия соглашения о достаточности капитала, предложенная к обсуждению в 2001 г. и утвержденная в 2004г. уже предусматривает три основных вида рисков: кредитные, операционные и рыночные.

Соглашение Базель-II на самом деле фокусируется только на кредитных и операционных рисках. Причина в том, что, соглашение о достаточности капитала 1988 года в отношении кредитных рисков сильно устарело, дополнение 1996 года пока считается приемлемым (хотя есть проблемы, остающиеся не решенными, например связанные с рыночной ликвидностью), а операционные риски вообще ранее не учитывались. Самое главное достижение – это то, что использование внутренних моделей оценки рисков, впервые разрешенное в 1996 году для целей определения достаточности капитала, теперь стало возможно в отношении как кредитных, так и операционных рисков. Стоит отметить, что в первоначальной версии соглашения в отношении операционных рисков такая возможность не предусматривалась и вызвала серьезные возражения со стороны банков, уже внедривших такие системы.

В нашей стране пока еще рано говорить о влиянии второго Базельского соглашения, потому что регулятор в лице Центрального банка пока до сих пор еще не реализовал предложения 1996 года, касающиеся использования внутренних моделей оценки рыночных рисков. А это необходимо сделать, чтобы стимулировать банки к совершенствованию системы риск-менеджмента. Подробнее об этом можно прочитать в нашей статье совместно с Еленой Дзигоевой и Алексеем Скворцовым, "Достаточность банковского капитала в отношении рыночных рисков: как улучшить регулирование в России", опубликованной в "Аналитическом банковском журнале", № 07(98), июль 2003 года (статью можно найти на сайте www.riskmanager.ru). В нем было проведено сравнение величин капитала, необходимого для покрытия фондового риска по портфелю обыкновенных акций, рассчитанных в соответствии с требованиями Банка России и на основе показателя VaR по Базельским стандартам. Результаты расчетов показали, что величина капитала, требуемого Банком России, оказывается в большинстве случаев значительно заниженной по сравнению с требованиями, предъявляемыми к типичному западному банку. При этом в наибольшей степени, примерно в 2 раза, "недокапитализация" проявляется для портфелей с высоким уровнем риска, так что действующая методика Банка России стимулирует банки к формированию наиболее рискованных позиций.

В следующей части исследования, которую мы собираемся в ближайшее время опубликовать в очередной статье, круг рассматриваемых портфелей расширен: помимо обыкновенных акций они включают в себя фьючерсные контракты на обыкновенные акции, с тем, чтобы продемонстрировать роль производных финансовых инстументов. Результаты данного исследования были представлены на международной конференции "Международный опыт риск-менеджмента и особенности развивающихся рынков", проходившей в Москве 15-16 июля 2004 года. С материалами выступления можно ознакомиться на сайте www.riskconference.ru.

- Спасибо Вам за интервью!

 


В началоКонтактыПоискКарта сайта


Пенсионный консультант © 2004 Все права защищены.
 
Счетчик посещаемости и статистика сайта