ИНТЕРВЬЮ КОКОРЕВА РОСТИСЛАВА АЛЕКСАНДРОВИЧА

 
 

Кокорев Ростислав Александрович

Кандидат экономических наук,

 

  

 

- Хотя реформа пенсионной системы еще далека от завершения, но, наверное, уже можно сделать какие-то предварительные выводы. По вашему мнению, удалась или не удалась реформа?

На этот вопрос, наверное, нельзя ответить односложно – в нем несколько подвопросов. Есть краткосрочный, среднесрочный и долгосрочный аспекты реформы; есть объективная экономическая ситуация, а есть субъективное психологическое восприятие реформы разными ее участниками (это государство, ПФР, финансовые институты, население…)

В краткосрочном плане реализация реформы не привела к заметному улучшению положения пенсионеров и не вызвала активного роста накопительной составляющей пенсионной системы. Наверное, и не приходится ожидать, что такие задачи могут быть решены за три года. Но в результате общая оценка реформы у большинства ее участников (в особенности активных участников) весьма пессимистична. Такое выражение, как «провал пенсионной реформы», звучит часто, – а вот людей, оценивающих ход реформы как положительный, правильный, практически нет.

Но, на мой взгляд, термин «провал» пока в принципе не оправдан: ведь реформа изначально планировалась как долгосрочная, а не на два-три года. Пока, наверное, корректнее говорить о том, что реформа заторможена, по некоторым направлениям происходит откат назад, и, если дальше всё пойдет так же, как и сейчас, то к концу десятилетия можно будет уверенно сказать: реформа провалилась.

Есть ли повод для оптимизма хотя бы в среднесрочном плане? Еще раз вспомним основные цели реформы: повысить уровень жизни пенсионеров; снять лишнюю финансовую нагрузку с государства, стабилизировать бюджет пенсионного фонда России; за счет введения накопительного компонента создать «длинный инвестиционный ресурс, развить финансовые рынки; сделать более цивилизованным рынок труда. К сожалению, те проблемы, которые сегодня накапливаются, угрожают если и не ухудшением, то в лучшем случае сохранением того бедственного положения пенсионной сферы, которое и привело к необходимости проведения реформы.

Вот основные проблемы:

1) Возникший в 2004 году дефицит бюджета Пенсионного фонда России, который будет год от года усиливаться из-за снижения Единого социального налога (ЕСН). Все долгосрочные прогнозы ПФР были сделаны исходя из определенных предпосылок, из определенных налоговых ставок, а теперь ставки снижены, и как закрывать «дыру» – никто не может объяснить.

2) Отсутствие интереса населения и частных финансовых институтов к накопительной части трудовой пенсии, вызванное малыми абсолютными значениями сумм пенсионных накоплений и исключением граждан «средних возрастов» из накопительной системы.

3) Отсутствие внятной политики государства в отношении добровольных форм пенсионного обеспечения, прежде всего в отношении негосударственных пенсионных фондов (НПФ).

 

- Возникает такой извечный русский вопрос: кто виноват?

Виноваты, как всегда, все и никто. Государство, естественно, считает, что виноваты все кроме него (если говорить не от лица государства в целом, а от конкретного ведомства, - то виноваты все другие ведомства плюс остальные участники реформы). Государство говорит, что бизнес недостаточно активен, да и население какое-то не такое, а само государство вроде больше ничего делать не должно. Мол, мы запустили реформу, а дальше вы – общество и рынок – пользуйтесь её плодами.

Население, если его спрашивают, отвечает, что краем уха оно где-то слышало о пенсионной реформе и что реформа-таки нужна. Дальше этого его понимание обычно не идет.

Бизнес, в свою очередь говорит, что население тупое и необразованное, государство зловредное, а он, бизнес, не может сильно вкладываться в просвещение населения в условиях непредсказуемости правил игры.

И ведь все по-своему правы! Но, на мой взгляд, наибольшую ответственность несет всё же государство, и ожидать прорыва можно только в том случае, если государство эту ответственность осознает и предпримет некоторые решительные шаги.

 

- Основной задачей все-таки было увеличение пенсий. Теми методами, которые сейчас используются можно этого добиться? Если нет – то как, по Вашему мнению, нужно?

Накопительная часть трудовой пенсии в ее нынешнем виде не позволяет обеспечить высокий уровень жизни пенсионеров. Распределительная система будет год от года всё в худшем положении из-за демографических проблем. Но ведь у пенсионной реформы есть еще одно направление, о котором сегодня говорят только вскользь, - это развитие добровольного пенсионного обеспечения! Еще в 1990-е годы государственная распределительная пенсионная система была дополнена такой опцией, как дополнительное, самостоятельное пенсионное обеспечение в негосударственных пенсионных фондах. Вначале оно оставалось мало известно населению, оставалось прерогативой предприятий, а не граждан. Но в рамках обновленной пенсионной системы, когда уже и часть государственных пенсий формируется на накопительных принципах, - должна возрастать популярность НПФ, эффективность их деятельности, а следовательно, и значимость дополнительной пенсии в общей структуре пенсий.

Замечу, что я в принципе не являюсь сторонником того, чтобы отдать эту сферу исключительно НПФ. Мне кажется, что здесь был бы более разумен принцип разнообразия инструментов: пусть бы в эту сферу со временем пришли страховые компании и банки со своими финансовыми продуктами. Однако только при условии адекватно жесткого контроля за ними: ведь у них есть свои дополнительные риски, – хотя бы то, что для НПФ эта деятельность является исключительной, а для банка – нет. Для страховых компаний понятно, что надо вначале разделить «жизнь» и «не-жизнь», и т.д. Но, во всяком случае, самих механизмов дополнительного пенсионного обеспечения (страхования), на мой взгляд, должно быть более одного; должна быть институциональная конкуренция, то есть возможность выбора между разными моделями. Она в конечном счете должна будет вести к повышению эффективности пенсионных услуг, а значит, будет в интересах потребителей этих услуг.

Что же касается увеличения пенсий в рамках государственной системы, то надо, конечно, повышать эффективность работы ПФР, но на этом можно сэкономить лишь несколько процентов от его бюджета, – что не спасает пенсионеров. Скорее всего, нас еще ждет либо повышение пенсионных налогов (прямое или косвенное), либо перекладывание финансирования какой-то части пенсионных расходов непосредственно на госбюджет, либо, наконец, постепенное повышение пенсионного возраста.

 

- А как вы оцениваете возможность размещения средств пенсионных накоплений на западных рынках?

Сейчас тактически это было бы вполне разумно: во-первых, для диверсификации странового риска, во-вторых, для того, чтобы внутри страны эти деньги не создавали чрезмерного давления на фондовый рынок. Но у частных управляющих это давление чрезмерным никак не является, потому что малы абсолютные суммы, а вот дать такую возможность государственной управляющей компании (ВЭБу), наверное, было бы конструктивно. Хотя в принципе, конечно, лучше чтобы пенсионные накопления работали как долгосрочный ресурс внутри страны; но если привлекательных инвестиционных проектов мало и инструментов мало, то зачем эти деньги «солить» в гособлигациях?

С другой стороны, ФСФР собирается дать ВЭБу право вкладывать пенсионные накопления в российские акции и корпоративные облигации. Это опять же тактически разумно, но стратегически это укрепляет монопольное положение ВЭБа на данном рынке, – что вряд ли правильно. Более разумным представляется постепенный отказ от самого понятия «молчунов», обслуживаемых госкомпанией, а соответственно, и отказ от услуг госкомпании.

 

- Большое спасибо за интересную беседу!

 


В началоКонтактыПоискКарта сайта


Пенсионный консультант © 2004 Все права защищены.
 
Счетчик посещаемости и статистика сайта