ОЦЕНКА ЗА “КОНТРОЛЬНУЮ РАБОТУ”.

 
 

Журнал "Вестник НАУФОР" №4(апрель) 2006 года

 

 

Петрова Ольга.

Генеральный директор ООО “Депозитарий Иркол”.

 

Из трех основных функций специализированного депозитария инвестиционных и негосударственных пенсионных фондов – хранение, учет, контроль – наиболее творческой, несомненно, является последняя.

Например, интересная особенность возникает в самом подходе к организации и принципам контроля – специализированные депозитарии контролируют и уведомляют о нарушениях уполномоченные органы, получая оплату за свою работу от тех, кого контролируют, то есть управляющих компаний и фондов. Но за систематические нарушения, выявленные спецдепозитарием, управляющая компания может лишиться лицензии, а специализированный депозитарий – клиента. Налицо первое (но не далеко не единственное) проявление конфликта интересов, связанного с инфраструктурой коллективных инвестиций. Причем проявление это обостряется недостаточно четко и однозначно зафиксированными законодательно критериями контроля, что оставляет слишком большой простор для “творчества” как самих институтов коллективного инвестирования, так и для их контролеров. Результат в итоге сказывается на самих контролерах – спецдепозитариях в части снижения материальной оценки их собственной деятельности.

 

Проблема разного подхода к контролю за различными формами коллективных инвестиций.

 

В соответствии с Законом №156-ФЗ “Об инвестиционных фондах” специализированный депозитарий акционерного инвестиционного фонда (АИФ) обязан осуществлять контроль за соблюдением управляющей компанией (УК) всех действующих законодательных и иных нормативных правовых актов, положений устава и инвестиционной декларации АИФ, договора между АИФ и УК.

Специализированный депозитарий паевого инвестиционного фонда (ПИФ) обязан осуществлять контроль за соблюдением УК ПИФ всех действующих законодательных и иных нормативных правовых актов и правил доверительного управления ПИФ.

На практике это означает контроль абсолютно всего, что касается деятельности инвестиционного фонда, как активных операций, связанных с инвестированием, так и пассивных операций с паями (для ПИФ), движения денежных средств и в целом соответствия УК и ее деятельности требованиям законодательства.

По сравнению с ПИФ и АИФ рамки контроля НПФ (пенсионные резервы) значительно сужены и ограничены Законом №75-ФЗ “О негосударственных пенсионных фондах” контролем за инвестиционным процессом. Направления контроля за пенсионными накоплениями, переданными в НПФ, несмотря на нижеприведенную формулировку закона, расширены по сравнению с пенсионными резервами, но по общему объему и уровню не так серъёзны, как для ПИФ и АИФ.

Специализированный депозитарий обязан осуществлять ежедневный контроль за соблюдением негосударственными пенсионными фондами (НПФ) и УК ограничений на инвестирование средств пенсионных накоплений, требований по инвестированию средств пенсионных накоплений, состава и структуры пенсионных накоплений, которые установлены законодательными и другими нормативными правовыми актами.

Исходя из реалий практики работы финансового рынка в целом, а также фондового рынка и рынка коллективных инвестиций в частности, можно сказать, что требования как абсолютного контроля, так и слишком ограниченного контроля нецелесообразны, потому что первое – невозможно в принципе, как и что-либо идеальное, а второе – рискованно, особенно для социально значимых институтов коллективного инвестирования.

Для эффективного выполнения спецдепозитарием своих функций законодательно или на уровне нормативных правовых актов должны быть нормативно четко прописаны все его механизмы и критерии, то есть необходимо однозначное понимание порядка этого контроля. Например, в Законе №156-ФЗ “Об инвестиционных фондах” сказано, что сделки с опционами, а также форвардные и фьючерсные контракты за счет имущества, принадлежащего акционерному инвестиционному фонду, и имущества, составляющего паевой инвестиционный фонд, могут совершаться только в целях уменьшения риска снижения стоимости активов. Однако критериев, определяющих, соответствует ли сделка вышеуказанной цели законодательно не установлено. Можно было бы установить, например, следующие ограничения.

1) Фьючерсы: короткий хедж – хеджирование от падения стоимости базового актива (продажа фьючерсного контракта). В случае, если фьючерсный контракт заключен на базовый актив, который есть в составе активов Фонда или на приобретение которого заключен договор (получен отчет брокера) на дату продажи фьючерсного контракта. На любой момент времени суммарное число единиц базового актива во фьючерсных контрактах на данный актив не должно превышать число единиц актива в составе активов Фонда.

2) Опционы: хеджирование от падения стоимости базисного актива (покупка опционного свидетельства на продажу). В случае, если приобретено опционное свидетельство на базисный актив, который есть в составе активов Фонда или на приобретение которого заключен договор на дату продажи опционного свидетельства. На любой момент времени суммарное число единиц актива в опционных свидетельствах на данный актив не должно превышать число единиц актива в составе активов Фонда.

3) Форвардные контракты на продажу активов. В случае, если заключен форвардный контракт на продажу актива, который есть в составе активов Фонда или на приобретение которого заключен договор на дату продажи опционного свидетельства. На любой момент времени числа единиц актива в форвардных контрактах на данный актив не должно превышать число единиц актива в составе активов Фонда.

Но почему, например, нельзя захеджироваться базовым активом, который не входит в состав фонда? К сожалению, это уже неформализуемый критерий.

Соответственно, обязанность контролировать есть, а возможность – только при наличии очень творческого подхода. Но такой подход в области контроля за деятельностью институтов коллективных инвестиций очень рискован. Поэтому нельзя законодательно устанавливать неформализуемые направления контроля. Альтернативный вариант – искусственно задавать ограничения, нормативно прописывая все критерии.

Согласно международному опыту регулирования деятельности банков-хранителей/депозитариев пенсионных и инвестиционных фондов основной проблемой даже на развитых финансовых рынках также, как и в России, является отсутствие четких определений целого ряда базовых понятий в законодательстве, регулирующем отношения между хранителями/депозитариями и фондами. Прежде всего, это касается четкого определения функций контроля хранителя/депозитария фонда, а также степени и видов его ответственности в случае нарушения обязательств перед фондом, влекущее потерю активов фонда.

По российскому законодательству в случае неисполнения своих обязанностей в соответствии с Законами №156-ФЗ “Об инвестиционных фондах” и №75-ФЗ “О негосударственных пенсионных фондах” спецдепозитарий несет солидарную ответственность с управляющей компанией перед АИФ, владельцами инвестиционных паев ПИФ и НПФ (в части пенсионных накоплений). Но никаких механизмов возмещения ущерба не предусмотрено.

А для НПФ в части пенсионных резервов законом предусмотрена еще более общая формулировка: “Cпециализированный депозитарий несет ответственность перед фондом за ненадлежащее исполнение возложенных на него обязанностей в соответствии с законодательством Российской Федерации.”

Причем существует еще и такая коллизия отсутствия “зеркальности” обязательств. В Постановлении ФКЦБ РФ №04-3/пс “О регулировании деятельности специализированных депозитариев” присутствует раздел “Документы специализированного депозитария”, в котором предусмотрена обязанность спецдепозитария иметь учредительные и иные документы УК и фондов. То есть название раздела не соответствует содержанию (в разделе перечисляются документы не спецдепозитария, а УК и фондов), но главное не в этом – а в том, что ни тем же самым Постановлением, ни каким-либо другим не предусмотрено обязательств, например, НПФ по предоставлению тех же самых документов в спецдепозитарий. Получается, что спецдепозитарий обязан иметь у себя документы клиентов, обязан на основании этих документов осуществлять контроль, а клиенты не обязаны ничего предоставлять. Конечно, в большинстве случаев, до конфликта дело не доходит, и вопрос решается путем взаимных договоренностей, но на практике есть и негативные последствия: из-за несвоевременного предоставления документов негосударственными пенсионными фондами теряется актуальность, а, следовательно, и эффективность контроля.

Кроме этого, с точки зрения полноты и объемности контроля для негосударственных пенсионных фондов, по аналогии с паевыми инвестиционными фондами, следовало бы ввести регулирующие нормы по контролю за денежными средствами, составляющими пенсионные резервы, а так же за поступлением пенсионных взносов и выплатой негосударственных пенсий. Цель - достижение прозрачности деятельности фонда как субъекта социальной сферы, а также более корректного и полного контроля размещенных пенсионных резервов.

На сегодняшний день организовать такой контроль не позволяет Закон №75 - ФЗ “О негосударственных пенсионных фондах”, в соответствии с которым фонд не вправе передавать третьим лицам сведения, составляющие коммерческую тайну. К таким сведениям относится информация о состоянии пенсионных счетов и производимых фондом выплатах негосударственных пенсий.

Следовательно, ряд существующих схем и механизмов коллективных инвестиций функционируют на основе различных стандартов. Это может привести к возникновению дополнительных операционных рисков, увеличению себестоимости обслуживания инфраструктурными организациями и, следовательно, их тарифов, а также к ряду других негативных последствий. Поэтому одной из основных проблем в сфере коллективных инвестиций является отсутствие единства требований и стандартов применительно ко всем формам коллективных инвестиций.

Требования к ответственности всех форм коллективного инвестирования (инвестиционных фондов, пенсионных резервов и пенсионных накоплений, переданных в НПФ) не должны быть ниже уровня, установленного для паевых инвестиционных фондов. При этом необходимо установить единые требования, обеспечивающие должный уровень защиты прав инвесторов. В ином случае различия в сфере нормативного регулирования форм коллективного инвестирования приведут к возникновению необоснованных конкурентных преимуществ, увеличению количества операционных ошибок, снижению эффективности и повышению себестоимости контрольных операций.

 

Проблема операционных рисков в управлении активами. Роль спецдепозитария в снижении операционных рисков.

 

Инвесторы, как частные, так и институциональные и коллективные, сталкиваются в процессе инвестиционной деятельности с множеством рисково, основными из которых являются седующие.

1) Риск того, что результат деятельности управляющей компании окажется неудовлетворительным (например, доходность ниже целевого или среднего уровня).

2) Риск убытков в случае, если управляющая компания обанкротилась, а активы инвестора не были отделены от активов управляющей компании.

3) Риск потери активов вследствие их “нецелевого использования”.

4) Операционный риск.

Первый вид рисков – это инвестиционный, и спецдепозитарий не может повлиять на его уменьшение, это риск, который инвестор принимает на себя.

Второй и третий виды рисков практически исключаются за счет привлечения к обслуживанию специализированного депозитария, да и сами по себе непосредственная кража или присвоение активов случаются очень редко. А частота операционных рисков, как показывает практика, и суммарные возможные убытки от их реализации являются наивысшими.

Последствия операционных ошибок, возникающих в процессе управления активами, и связанные с ними убытки, спецдепозитарий может уменьшить двумя путями:

1) Снижая частоту возникновения ошибок.

2) Полностью или частично принимая на себя убытки, вызванные операционными ошибками.

Степень защиты коллективных инвесторов зависит от того, какие условия и требования содержатся в соответствующих законодательных и нормативных правовых актах, а также в договоре со спецдепозитарием.

Спецдепозитарий сокращает риск полной утраты инвестиций уже только за счет выполнения своих функций по учету и хранению ценных бумаг и других активов клиентов. Дополнительное снижение операционных рисков зависит от объема и эффективности функции контроля.

Основными операционными рисками в процессе управления являются:

1) Нарушение предписаний клиента (ограничений на инвестирование, предусмотренных договором), инвестиционной декларации, требований законодательных и нормативных правовых актов ук составу и структуре инвестиционного портфеля (активов фонда).

2) Ошибочные действия – непреднамеренные ошибки управляющей компании при учете активов фонда.

3) Неправильная оценка активов фонда.

4) Мошенничество – незаконное присвоение активов клиента (фонда) сотрудниками управляющей компании.

5) Недостижение наилучшего исполнения.

Как в российской, так и в международной практике мониторинг соответствия (compliance monitoring) и оценка активов (asset valuation) являются основными контрольными функциями специализированных депозитариев/банков-хранителей/депозитариев фондов.

Мониторинг соответствия может быть разной степени строгости. На международных рынках институциональные инвесторы требуют, как правило, мониторинга “после сделки, до расчетов” (post-trade pre-settlement compliance monitoring) c возможностью видеть результаты мониторинга в режиме on-line.

Такой тип мониторинга соответствия означает, что заключение сделки на рынке не требует одобрения банка-хранителя/депозитария фонда. Соблюдение всех условий сделки, правил фонда и соответствия сделки законодательству контролируется после заключения сделки, однако результаты должны быть доступны клиенту до проведения расчетов. В случае выявления нарушений расчеты по сделке приостанавливаются.

В некоторых странах (например, в Польше) используется также и стандарт мониторинга “после расчетов” (“post settlement”). В международной практике (в отличие от России) случаи, когда фонды уполномочивают банки-хранители/депозитарии фондов утверждать/одобрять сделки до их заключения (“pre-trade monitoring”), являются довольно редкими. Исключением являются сделки, по которым не соблюдается DVP (поставка против платежа), то есть предусмотрена предоплата (или предпоставка) фондом определенных активов.

В российской практике с принятием ФЗ “Об инвестиционных фондах” и “Положения о деятельности специализированных депозитариев” № 04-3/пс от 10.02.2004 специализированный депозитарий обязан давать согласие на распоряжение имуществом, за исключением случаев распоряжения ценными бумагами в целях исполнения сделок, совершенных на торгах организаторов торговли на рынке ценных бумаг.
На практике выдача спецдепозитарием предварительного согласия на сделку так же как и подписание распоряжения о списании/перечислении денежных средств позволяет за счет двойного контроля значительно уменьшить риск непреднамеренной операционной ошибки, но не исключает возможности мошеннических действий со стороны управляющей компании. Риск сговора значительно увеличивается в случае аффилированности управляющей компании со спецдепозитарием.

 

Конфликт интересов и запрещение совмещения видов профессиональной деятельности на рынке ценных бумаг.

 

На сегодняшний день законодательством не установлено запрета на совмещение деятельности специализированного депозитария АИФ, ПИФ и НПФ (пенсионные резервы) с брокерской, дилерской и банковской. Только для специализированных депозитариев, обслуживающих пенсионные накопления, переданные в HПФ, существует ограничение. В соответствие со ст.36.18 ФЗ “О негосударственных пенсионных фондах” спецдепозитарий обязан “…не совмещать свою деятельность с другими видами деятельности, кроме депозитарной и банковской…”. Такая же норма установлена для единственного спецдепозитария Пенсионного Фонда России и спецдепозитария, победившего в конкурсе на обслуживание военной ипотеки. При этом, во всех случаях, когда существует ограничение на совмещение видов деятельности, присутствуют законодательно требования о неаффилированности спецдепозитария и управляющих компаний.

Данные требования выглядят вполне логичными, так как очевидно, что если контролер и контролируемый связаны между собой, и тем более, если контролер зависит от контролируемого, сам контроль может носить условный и фиктивный характер, резко увеличивая риски преступного сговора, мошенничества, манипулирования ценами и сокрытия нарушений.

А наличие так называемых "китайских стен" между фронт-офисом и бэк-офисом профессионального участника рынка ценных бумаг (подразделениями, занимающимися торговыми и учетно-контрольными операциями) в российских условиях чаще всего является весьма формальным.

Совмещение деятельности спецдепозитария с брокерской и дилерской деятельностью грозит прежде всего утечкой конфиденциальной информации и повышает риск нецелевого использования клиентских ценных бумаг. Всегда существуеть риск, что брокер будет временно использовать клиентские бумаги в собственных интересах. Общеизвестно, что такая практика распространена на рынке. И это не привлекает внимания только до того времени, пока не произошел дефолт по каким-либо ценным бумагам.

Еще один вид конфликта интересов, связанный c деятельностью спецдепозитария возникает, когда спецдепозитарии-банки осуществляют кроме брокерской и дилерской еще и инвестиционную деятельность, которая является одной из основных и наиболее прибыльных для банков. Банк в этом случае выступает в качестве андеррайтера выпуска или гаранта размещения ценных бумаг, в которые, в свою очередь, могут быть размещены активы фондов, пенсионные резервы или пенсионные накопления. Для российских условий, к сожалению, естественным является приоритет интересов основного, наиболее прибыльного бизнеса над менее прибыльным, например, таким, как спецдепозитарный.

Таким образом, на российском рынке коллективных инвестиций существует одновременно две модели построения инфраструктуры. Причем одна из них предусматривает запреты на совмещение видов деятельности и на аффилированность СД и УК и является значительно менее рискованной, чем вторая схема - без таких запретов.

В связи с этим, при приведении всех форм коллективных инвестиций к одному стандарту деятельности, целесообразно законодательно предусмотреть для ПИФ, АИФ и НПФ ограничения на совмещение деятельности спецдепозитария с банковской, дилерской и брокерской, а также требование об отсутствии аффилированности спецдепозитария и управляющих компаний.

Отсутствие единых подходов негативно сказывается также на вопросах, связанных с материальной оценкой результатов работы спецдепозитария.

 

Проблема подхода к расчету вознаграждения спецдепозитария, размеру и порядку возмещения необходимых расходов.

 

Пенсионные резервы НПФ. Проблема оплаты услуг спецдепозитария при обслуживании пенсионных резервов на сегодняшний день до конца не решена. В отличие от пенсионных накоплений, где вознаграждение спецдепозитария вполне справедливо рассчитывается от стоимости чистых активов, при оплате услуг спедепозитария за обслуживание пенсионных резервов, в соответствии с Постановлением ФКЦБ РФ №4 от 5.07.2000, предельный размер вознаграждения рассчитывается от дохода, полученного от размещения пенсионных резервов, и составляет 2,5 процента указанного дохода. Однако, расчет вознаграждения субъекта учетной системы, который не имеет возможности влиять на уменьшение или увеличение доходов фонда, и, с другой стороны, несущего определенные затраты по депозитарному обслуживанию и контролю, также не связанные с размером дохода, выглядит, по крайней мере, нелогичным. С учетом незначительного размера пенсионных резервов и получаемого дохода от их размещения у подавляющего большинства фондов, выполнение функций спецдепозитария для НПФ становится нерентабельным. Кроме этого, вполне реальной и встречающейся на практике является ситуация с отсутствием доходов, при этом договор между НПФ и спецдепозитарием становится безвозмездным, что противоречит действующему законодательству. Проблема может быть решена лишь законодательно путем отмены или внесения изменений в соответствующее Постановление. По аналогии с ПИФ и пенсионными накоплениями НПФ расчет вознаграждения спецдепозитариев можно вести в процентах от объема пенсионных резервов.

В мировой практике говорить о каких-то общепринятых нормах в отношении уровня вознаграждения банков-хранителей/депозитариев фондов нельзя. Существуют лишь определенные закономерности. Кроме объема и глубины функций контроля на размер комиссии влияет размер портфеля активов клиента. Основная комиссия взимается за хранение и контроль как процент от стоимости активов. Размер данной комиссии обратно пропорционален размеру активов клиента – чем больше размер, тем меньше процент комиссионных. Второй вид комиссий – за операции с хранимыми активами.

Разумным представляется такой подход: комиссии за проведение транзакций должны быть как можно ближе к уровню себестоимости, то есть норма прибыли должна закладываться в комиссию от размера активов. Проведение транзакций на рынке должно быть дешевым – это будет способствовать повышению ликвидности, а комиссия в расчете от активов должна покрывать все дополнительные услуги с высокой себестоимостью, в том числе и контрольные.

В российской практике в рамках законодательных ограничений сложилась следующая практика.

ПИФ, АИФ, НПФ (пенсионные накопления) - комиссия за хранение, контроль и операции с активами рассчитывается суммарно в виде процента от активов. Максимальный размер ограничен законодательно и дополнительно Правилами Фонда для ПИФ.

НПФ (пенсионные накопления) – комиссия за контрольные функции представляет собой процент от дохода, полученного от размещения пенсионных резервов, уплачивается фондом; комиссия за хранение как процент от активов и пооперационная комиссия за операции с активами уплачиваются управляющими компаниями, осуществляющими доверительное управление средствами пенсионных резервов.

Причем чем крупнее фонд, тем подробнее представляется детальная разбивка общего размера комиссии на все составные части. Но проблема оценки обоснованности вознаграждения спецдепозитария, существует не только для крупных фондов, но и для относительно небольших.

Пенсионные накопления, переданные в НПФ.

В тексте типового договора негосударственного пенсионного фонда со специализированным депозитарием, утвержденного Правительством РФ, указано, что “расходы, превышающие размер оплаты необходимых расходов, предусмотренный Федеральным законом (максимум 1% от стоимости чистых активов, в сумме с расходами управляющих компаний), оплачиваются специализированным депозитарием за счет собственных средств.”

Ряд НПФ получили из ПФР пенсионные накопления, составляющие всего несколько десятков тысяч рублей. При таких незначительных суммах при любом сценарии инвестирования специализированный депозитарий будет вынужден возмещать из собственных средств необходимые расходы. Но ведь спецдепозитарий не имеет возможности влиять на инвестиционную политику управляющей компании, если она проводится в рамках действующего законодательства, а также не имеет возможности влиять на тарифы депозитариев-корреспондентов, в том числе расчетных депозитариев. Кроме того, такой подход к оплате возмещаемых расходов противоречит принципам расчетов на фондовом рынке и практике делового оборота, когда возмещаемые расходы оплачиваются клиентами депозитария.

 

В качестве вывода можно отметить, что на практике необходимо еще большее сближение на уровне законодательства принципов, правил и стандартов работы институтов коллективного инвестирования и обслуживающих инфраструктурных организаций применительно к различным формам коллективных инвестиций. Причем стандартизация должна касаться не только технологий учета и технологий контроля, но и требований к инфраструктурным организациям, договорной базы в целом и системы оплаты услуг в частности. Все это позволит снизить риски управления активами, уменьшить операционный риск работы специализированных депозитариев, а также снизить затраты по организации технологических и бизнес-процессов, и следовательно, себестоимость обслуживания фондов, что в итоге приведет к повышению привлекательности рынка коллективных инвестиций.

 


В началоКонтактыПоискКарта сайта


Пенсионный консультант © 2004 Все права защищены.
 
Счетчик посещаемости и статистика сайта